Спонсоры:

Владыка Линнер

Сборники стихов и рассказов пользователей

Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 16 июл 2013, 07:04

Глава I - Дитя монархии

Изображение

В вечернее время суток по дороге в сопровождении охраны двигалась семья монархов. Они возвращались с приёма, который устроили им их соседи. Кони уже давно перешли все граничные заставы и двигались они мимо домов ещё одной из деревень без особой бдительности у охранников. Как вдруг с обеих сторон дороги обрушились волны стрел. Солдаты все как один кинулись защищать королевскую семью, кто щитом, а кто не жалея жизни – собственным телом, но отваги стражи не было достаточно против разящих стрел наёмников.

Волны стрел появлялись одна за другой, закрывая собой без того уже тёмное небо. Темнота разрасталась, но виной тому были уже не стрелы... На какое-то мгновение стало темно настолько, что не видно было даже собственного носа. Стрелы больше не падали с небес, да и падать им было не на кого… почти не на кого. Под покровом темноты некая тень скользнула к месту побоища, и на руках вынесло дитя.

В семье монархов было трое детей, два сына и самая младшая дочь. Только дочери и суждено было выжить в этой кровавой ночи. Благодаря случайности, мимо держал путь некромант имя, которому Линнер. По иронии судьбы, проезжавшие мимо кони монархов, облили грязью чародея, но последнего это мало огорчило, он лишь замедлил ход, чтобы пропустить вперёд обидчиков и привести себя в порядок. Это же и спасло ему жизнь, так как не сбавь он ход, то не успел бы увидеть надвигающуюся беду и защитить себя темнотой. Ему не нужны глаза, чтобы видеть, он чувствует частицы ещё живых душ, именно поэтому в отличие от стрелков он знал о выжившей девочке. Поспешив её забрать, он подошёл к одному из домов в деревне и постучал:

- Кто в такое позднее время в двери стучит?
- Тот, кто знает ответ на вопросы, которые стражи тебе завтра задавать будут, можешь не открывать дверь, запомни только, когда тебя спросят, скажи что в живых осталась дочь монарха, и она гостит у некроманта владыки Линнера.
- А они точно поймут о ком речь, может всё же впустить в дом?
- Не переживай добрый человек, стражники знают, где живёт каждый чародей ибо с них в первую очередь за грехи людские спрашивают.

На этом их беседа закончилась, и ночной гость покинул деревню. Некромант направился в сторону своего дома, неся на руках напуганную девочку, понимая, что просто так она заснуть, не сможет, он усыпил её своим взглядом, ей нужно было отдохнуть, ему нужно было, чтобы она была к завтрашнему дню хотя бы как-то выспавшейся.

Утром девочка проснулась лёжа в кровати, напротив, в кресле сидел чародей, она так хотела, чтобы вчерашний вечер это был лишь сон, страшный кошмар, чтоб всё, что было, ей просто так приснилось, и вот она проснулась и это всё закончится, но нет. Этот чудного вида человек сидел и смотрел на неё сторожа её сон:

- Отвернитесь, я же не одета!
- Простите Ваше величество мою дерзость, но мои глаза уже давно не видят, ни Вашей одежды, ни Вашей плоти.
- Ой… а как же ты меня тогда спас? Ведь это ты же нёс меня на руках, я помню, ты шествовал по дороге, не используя поручень.
- Да, мне не нужна поручень, я вижу, но вижу совсем иначе, чем Вы. И я мог бы сейчас пригласить сюда служанку, чтобы она помогла Вам одеться, но я тот, кого Вы испугаетесь меньше всего.
- Отчего же?
- Вы знаете кто я?
- Я слышала, Вы назвали себя некромантом.
- Да я некромант. И Вы знаете кто такие некроманты?
- Нет.
- Мне думается, те, кто за Вами придут, я имею в виду Вашу стражу, и они не будут в восторге, если я расскажу Вам о том, кто я и чем занимаюсь.
- Но я слышала про некромантов, мне говорили, некроманты умеют обращать мёртвых в живых!
- И Вы хотели бы, чтобы мёртвые конечности прикасались к Вам, помогая Вам одеться?
- Конечно же, нет!
- По этой причине я могу предложить Вам только свои услуги и дабы Вас не смущать, я сделаю так…

Чародей взял ткань, лежавшую рядом, и обмотал ею глаза.

- Вот теперь я больше похож на незрячего. Если желаете, можете завязать мне глаза ещё туже.
- Нет, в этом нет необходимости, а вчера… что случилось вчера?
- Я бы рад был бы помочь Вам с поиском ответа на этот вопрос, но, увы, я сам не в курсе, что произошло.
- Но ты же можешь подчинять себе мертвецов!!!
- Вот именно моя королева, мертвецов, а Ваши воины не убили ни одного нападавшего, а потому мне некому задавать вопросы.
- Я ещё не королева.
- Примите мои соболезнования, но Вы скоро ею станете.

На глазах девочки появились слёзы.

- Мне признаться неловко, что сейчас с Вами общаюсь именно я, с давних пор наш Орден не особо то приветствуют в Ваших рядах и не редки случаи, когда моих братьев и сестёр сжигали на кострах. Кого-то, правда, даже несколько раз.

Некромант рассказывал без особого энтузиазма, а девочка слушала, пытаясь понять, то ли он над ней издевается, то ли шутит, но потом не выдержала и спросила:

- Как это несколько раз?
- Ну, один раз сожгли, потом ещё и ещё… Меня, кстати, тоже пару раз казнили, в первый раз повесили, это ещё при Вашем прапрадеде было, тогда один некромант не пожелал делиться секретом, которым с ним поделились маги из соседнего королевства и всех некромантов без разбору отправили на виселицу. Повисели мы, значит где-то с недельку, а потом отнесли нас в лес, кучей в яму сбросили, засыпали землёй, церковники даже святой водой место окропили. Вот… а второй раз как раз сожгли, кстати, я так и не понял за что, уже Вашего деда рук дело. В общем, пригласили меня к себе, отравлена была Ваша прабабка, и нужно было выяснить, кому это было выгодно, я её дух призвал, она указала на убийцу. Того кстати так и не казнили, служил верою правдой до конца дней своих так как боялся расправы над его родом за свой грех, а меня, как не нужного свидетеля – на огонь.
- Ты можешь призывать духов?
- Смерть, это отделение духовной частицы от телесной, не более того. В моей власти передвигать телесную оболочку и призывать духовную, управлять духовной оболочкой я не могу, я могу предложить ей то или иное. То есть иными словами я могу пригласить духа, а дух уже сам будет решать, идти ему или не идти.
- Меня пугают твои рассказы некромант. А есть ли что-нибудь съестного для меня?
- Её величество желает одеться перед завтраком?
- Наверное, это не помешало бы тоже.

Некромант помог королевне одеться, после чего проводил её вниз в гостиную, где на столе стояло несколько блюд.

- Конечно, не настолько роскошный стол, к какому Вы привыкли у себя в замке, но, к моему сожалению, у меня больше ничего нет.

На столе был свежий хлеб, молоко, фрукты, ягоды, грибы и даже немного мяса. Стол был чист, и в целом всё вокруг было чисто, но всё же немного мрачно. Стены и мебель были либо серые, либо чёрные либо темно-коричневые, светлых оттенков в комнате не было вообще. Только тарелки были белые и скатерть, но и они как-то не добавляли радости. Но и радоваться, то было нечему.

Девочка съела почти всё, чем угостил её чародей, сам же некромант к пище вообще не прикоснулся.

- Почему ты не ешь?
- Моя королева, я не голоден.
- Я повелеваю тебе есть, иначе я подумаю, что ты хочешь отравить меня.
- Вы не очень то вовремя об этом подумали, ведь на столе почти ничего не осталось.
- Вот и доешь то, что осталось.

Повинуясь капризам, маг съел остатки мяса, хлеба и грибов. И частично притронулся к ягодам и фруктам, чтобы уж совсем отвести всякого рода подозрения.

- По Вашему взгляду я понимаю, что ни в чём подобном Вы меня не подозревали, тогда для чего Вы заставили меня всё это съесть?
- Мне говорили, что некроманты питаются только падалью, что кроме трупов Вы ничего не едите. И поскольку ты сейчас всё это съел, то мне кажется, ты не некромант, и ты меня обманул.
- Вас обманули те, кто сказал про падаль. Мы не едим вообще ничего.
- Как это не едите. Не едите, не умираете, как Вы вообще существуете, что доставляет Вам удовольствие?
- Мы отказались от удовольствий. Смысл нашего существования не требует ни пищи, ни смерти, тем более что сама смерть дарует нам жизнь.
- Я не понимаю тебя.
- Поверьте, моя королева, это даже хорошо, что Вы меня не понимаете, Вы сможете прожить счастливую жизнь, в то время как мой путь мне такого не позволит.
Некромант проводил королевну в сад, где росли яблони, снаружи поместье выглядело совсем иначе, чем внутри. Стены блестели от солнца, вокруг росли цветы. Но и здесь не было людей, если не считать гостьи с хозяином. В то же время в саду пели птицы.
- Думаю, Вашу стражу будет лучше подождать здесь.
- Стражу?
- Моя королева, Вы единственная наследница. За Вами просто обязаны придти, а меня просто обязаны казнить за то, что я не совершал, это проще чем искать тех, кто это сделал на самом деле.
- Я им не позволю.
- Спасибо Вам моя королева, но они всё равно сделают это, пусть и без Вашего ведома.

Чародей замолчал и посмотрел вдаль и о чём-то задумался. Он простоял так около пяти минут, после чего сказал:

- Пойдёмте встречать гостей, они уже скоро прибудут.

И он не ошибся, за воротами скоро скопились сотни три-четыре солдат королевской стражи. И их командир обратился к хозяину:

- Здесь живёт владыка Линнер?
Этот вопрос был лишним, так как командир уже приметил сопровождающую некроманта девочку, которую он просто не мог не узнать.
- Истинно так.
- Мы пришли забрать под свою охрану дитя монархии, Вам, кстати, тоже придётся пройти с нами для выяснения некоторых обстоятельств.
- Я не вижу в Вашем эскорте ни одного лучника, да и защита от стрел у Вашей охраны хромает. Вы уверены, что сможете защитить её от ещё одной засады, одну из которых она уже пережила?
- Так с нами же будете Вы. В прочем наши войска обыскали всю округу, подозрительных лиц обнаружено не было.
- В вашем ведомстве все перекладывают свою ответственность на других или только Вы? А на счёт того, что Ваши люди никого не нашли, засада на то и засада, что её трудно обнаружить. Ладно, я пойду с Вами.

Командир заметно разозлился, и хотел было стукнуть обидчику, да воздержался делать это в присутствии королевны. Однако всё говорило о том, что он уже пожалел о том, что позвал мага с собой. Некроманту тоже было без надобности сопровождать конвой, да и в город идти никакой нужды не было, наоборот были причины остаться. Но он не мог позволить этим бездарям потерять последнюю наследницу, ведь в случае потери возникнет угроза нападения соседей и шансы на победу значительно сократятся за счёт падения боевого духа, за кого будут воевать солдаты? Этот вопрос останется риторическим. Когда есть монарх, простолюдинам становится проще жить. Монарх приказывает, они слушаются.

Чародей не стал брать с собой ничего, а девочка ничего не забыла в поместье, а потому к радости мага в дом никто не зашёл. В противном случае у стражников появился бы ещё один повод отправить его на виселицу или ещё веселее – на костёр.

Конвой насчитывал две сотни пеших мечников и полсотни кавалерийских. Сами стражи называли свою кавалерию рыцарями, но ничего рыцарского в них не было. Доспехи лёгкие, настолько лёгкие, что их присутствие осталось почти не заметным. Но каждый вооружён копьём и щитом, за что они, как раз и получили такое сравнение. На самом деле рыцари в империи тоже имеются, но они задействованы в общем походе с соседними империями. Общий враг стоял у их врат, так кричали глашатаи людям, но их мало кто слушал, в этом мире пока беда не придёт в твой дом она тебя не касается.

Некромант отчётливо понимал, что нарвись они на ещё одну засаду, какой была прошлая, то все эти люди пали бы смертью храбрых. Действительно храбрых, они бы даже не успели бы испугаться, они вообще бы ничего не успели и скорей всего не поняли бы, что произошло.

Но за время их передвижения никаких засад не было. Убийцы были настолько уверены в своём профессионализме, что не поверили слухам, что в ту ночь кто-то остался жив. И даже то, что они не смогли обыскать трупы, не стало поводом для сомнений.

После того как стража добралась до королевского замка, будущую королеву сопроводили в её покои, а чародея совсем не собирались отпускать и более того направили в сторону гарнизона. Но в след стражникам раздался голос королевны:

- Если что-то не хорошее случится с некромантом, я прикажу казнить каждого, кто, хоть как-то будет в этом замешан. И их семей будет ждать то же не самая приятная участь.

Эти слова заставили содрогнуться командира стражи. Он посмотрел магу в глаза:

- Я не знаю, что Вы с ней сделали, но допрашивать Вас буду, пожалуй, в другом месте, пройдёмте в казармы.
- Выбрали место, где много свидетелей, очень умно. А с королевой я ничего не делал, я только спас ей жизнь, но ведь это мой долг перед монархией, не так ли?
- Мне почему-то казалось, что Вы некроманты не считаете себя перед кем-то должными.
- Вы уже второй человек за сегодня кто мне рассказывает, каким я должен быть. И мне вот даже интересно стало, кто это про некромантов у Вас слухи распускает. Кто себя так отвратительно вёл, что ел падаль и считал, что никому ничего не должен. Давайте посмотрим на происходящее моими глазами. Я не буду отрицать, что не лишён снобизма, считаю, что Вы мне не ровня. В королевстве есть монарх, и все плебеи покорно слушаются его, теперь уже её. А если представить, что вместо монарха взойдёт на трон, скажем, представители церкви, какая участь меня ждёт? Можете не отвечать на этот вопрос. Никто из семьи монарха не был приверженцем религии, уже хотя бы по этой причине ни один некромант не будет вредить его величеству, а также всячески будет содействовать его благу. Эскорт королевской охраны в ту ночь облил меня грязью, но кто я, чтобы держать обиду на высокопоставленных людей. В ту же ночь я спас дитя.
- Вот с этого момента, пожалуйста, поподробнее.
- Какие подробности Вас интересуют?
- Всё, всё, что Вы можете рассказать про ту ночь.
- Люди явно были уставшие, но шли, не сбавляя скорости, видимо куда-то торопились. Они меня обогнали, а потом я увидел впереди град стрел и признаться, очень удивился тому, что кто-то остался жив.
- И Вам просто так позволили найти девочку и забрать её с собой?
- Ну, кто сказал, что просто так. Но я ведь могу чего-то не досказать, чтобы Вы не отправили меня на костёр и не стали обвинять в том, что я ем падаль, не так ли?
- Конечно, но учтите, что Ваше молчание рождает недоверие Вам.
- Покажите мне, здесь хотя бы одного человека, который мне доверяет.

Стоявшие рядом солдаты, засмеялись. Командир оглянул их, и смех тот час же прекратился. После чего он продолжил:

- А Вы я смотрю, всё же боитесь нелепой смерти, быть сожжённым на костре или лежать с отрубленной головой.
- Нет, добрый господин, нелепой смерти я не боюсь, я боюсь нелепой жизни.
- У меня больше нет к Вам вопросов, Вы можете идти, и я надеюсь, Вы понимаете, что если распустите язык, мне придётся вернуться к Вам снова.
- Добрый господин, Вы ведь под пытками даже не можете заставить некромантов говорить, я думаю мне не нужно заканчивать мою мысль?
- Нет не нужно.

После ответа чародей покинул обитель стражи и направился к выходу из замка. Мага отправились сопровождать десять солдат.

- Всё-таки они меня боятся – подумал некромант – значит быть беде. И мне снова придумывать, как от них не заметно скрыться.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 22 июл 2013, 16:24

Глава II - Новая угроза

Изображение

На небе уже сверкала луна, когда Линнер покинул город. Люди испуганно и удивлённо осматривали его, никто не понимал, почему его отпустили, и он так спокойно шагал по улицам, раздражая их своим присутствием. Город славился своими торговыми лавками, товары свозились со всей округи и даже из соседних государств, но некромант не искусился ничем из предложенных товаров, чем ещё больше разозлил жителей.

Очень сложно для понимания, как можно иметь много денег и не желать ничего купить. А он чародей, он обязательно должен быть богатым, ведь может себе наколдовать всего. Причём в этом заблуждении почему-то не рассматривается, что продаваемый товар он тогда тоже должен уметь себе наколдовать. Но нет. И шёл чародей, обдумывая, чем обернётся сложившаяся ситуация. Сегодня он жив, но кто знает, что с ним сделают завтра.

Когда он вышел на дорогу, которая вела в сторону его владений, его нагнал путник:

- Приветствую Вас владыка Линнер, Вы позволите составить Вам компанию?
- Вежливый и знающий собеседник для меня всегда приятен. Так что Улиус Вы, конечно же, можете составить мне компанию.
- Слышал, у Вас случилось одно не очень приятное событие.
- Я всегда говорил, что на этой земле слухи распространяются порой даже быстрее самих событий. Да действительно кое-что случилось, но оно ещё более неприятно новой королеве, нежели мне. Ваш визит обусловлен именно этому событию?
- Не совсем так или даже совсем не так. Церковь стала более заинтересована в знающих смерть людях. На этой неделе на кострах было сожжено одиннадцать некромантов.
- Однако это не ново, эти ярые фанатики святого слова готовы днём и ночью жечь еретиков, кто б их ещё ловил бы так же проворно, как проворно прячут торгаши свои деньги, утаивая подати от короля. Но пока они способны лишь бормотать молитвы, стоя у икон.
- Есть всё же и новое. Никто из погребённых на тех кострах не смог вернутся в мир живых.
- Да, это уже интересно, но не настолько, чтобы было пугающим. В их распоряжении ещё мир мёртвых, я уж не говорю о других мирах, где им будут ещё больше не рады, чем здесь.
- Тем не менее, я был направлен к Вам, чтобы предостеречь, Вы очень важная персона и терять с Вами связь никто из ведающих не хочет.
- Благодарю за заботу, но я пока не вижу причины для того, чтобы в конвульсиях ужаса и паники бежать, куда глаза глядят. Но если Вам любопытно, я могу нанести визит церкви и узнать что такое они там придумали, что теперь никто обратно вернуться не может.
- Нет, я бы предпочёл обратное решение, чтобы Вы не приближались к святоугодникам.
- Этого не получится мой любезный друг.
- Почему?
- Потому что они уже ждут меня в моём поместье, так что не обессудьте, в дом я Вас приглашать не буду, ради Вашей же безопасности.
- И не смотря на то, что Вы знаете о них, Вы всё же пойдёте к ним?
- Если я этого не сделаю, эти бестолочи посчитают, что я их испугался. У них появится мотив попросить из казны больше денег на свои ритуалы, если некроманты боятся, значит, их ремесло набрало достаточно силы. А мне этого не нужно в противном случае они будут мешать моим планам. Что же до других некромантов, они не имеют причин связываться с церковью, а где находится моё место обитания, знает теперь каждый в округе, из-за вчерашнего, мне прятаться нельзя. Так что всего доброго мой друг, удачи Вам в пути.

Улиус помахал рукой на прощанье и направился в другую сторону, а Линнер не изменяя направления, шёл только вперёд, навстречу новым знакомым. Небо уже покрылось мраком, когда некромант дошёл до ворот своего владения, он остановился и крикнул в темноту:

- Ваше святейшество, скажите Вашим людям, чтобы не кидались меня хватать, я сам зайду, и не буду оказывать никакого сопротивления.

Где-то с минуту царила тишина, любой другой бы посчитал, что обознался и пошёл бы вперёд, как ни в чём не бывало, но только не Линнер, он знал наверняка и сколько людей во владении и где они все находятся. И так же знал, что все священнослужители сейчас в недоумении, они то рассчитывали застать некроманта врасплох, но в итоге сами оказались в западне. Ведь неизвестно, сколько людей или кого похуже мог привести сюда чародей, зная о засаде. Набравшись смелости, один из священников всё же крикнул:

- Стража. Не оказывайте насилия хозяину дома, пусть войдёт.

Некромант вошёл во двор и последовал в сторону дома, стражники стали выходить по одному следуя позади мага не приближаясь. Он подошёл к двери, открыл и предложил войти. Первыми вошли стражи, следом пришлось войти чародею и только, потом зашли священники и остальная стража.

- Вы некромант владыка Линнер?
- Да я, спрашиваете так, будто не знаете, в чьём доме устроили засаду.
- Нам просто не понятно, почему Вы, зная о засаде, не попытались скрыться.
- А зачем?
- Разве Вы не знаете о том, что наша служба сожгла на костре восемнадцать еретиков-некромантов?
- Странно, мне говорили только про одиннадцать, видимо меня обманули.
- Или остальные не из Вашей шайки.
- Да нет, не нашей у нас не бывает.

Священник стал рассматривать некроманта, ожидая, что тот выкинет что-нибудь эдакое. Но чародей стоял, как, ни в чём не бывало.

- И что же, Вам не сказали, что они не смогли вернуться оттуда?
- С чего Вы взяли, что не смогли, может, не захотели.

Этот ответ заметно рассердил собеседника Линнера, тот покраснел от злости, глядя, как спокойно некромант с ним разговаривает, явно ожидая совсем другой реакции.

- Не захотели? Нет любезнейший, именно не смогли.
- Вы что же хотите, чтобы я их всех сюда сейчас вызвал? В прочем, пожалуй, я не буду этого делать, даже если Вы меня об этом попросите. Статус шарлатана мне сейчас более выгоден.

Священник не смог продолжить беседу, а вышел во двор, подышать свежим воздухом, было видно, как его переливала ненависть. Линнер мог подогреть его гнев ещё больше, но на какой-то момент ему его стало даже жалко. Он посмотрел на командира стражи и обратился к нему:

- Вы, наверное, хотите что-то спросить?
- Да, Вас и Вам подобных называют некромантами, Дети Мораны. И мне хотелось бы узнать ответ на один мучающий меня вопрос. Я солдат стражи, я часто вижу, как умирают люди, но умирают друзья, а враги остаются, живу и хочу вот понять, почему так происходит? Почему Ваша госпожа забирает друзей и оставляет врагов?
- Друзей забирает для того, чтобы не страшно было идти на смерть. Чтобы знать, что тебя там ждут, те, кого ты любил, помнил, знал, ждал. Чем меньше тебя здесь держит, тем быстрее ты окажешься там.
- А враги, почему их смерть не забирает?
- А враги нужны здесь, чтобы если Вы замешкаетесь, испугаетесь, забудетесь, они помогут Вам отправиться туда. Люди, называющие себя друзьями, иногда могут и предать. Враг не предаст никогда, он обязательно вогнет Вам нож в спину.

Командир побелел и отошёл, ответ его устроил, но явно ему не понравился. К нему тут же подошла стража узнать, что произошло, но он лишь развёл руками не желая разговаривать. К тому времени вернулся священник, недоуменно взглянув на стражу, он снова направился к некроманту:

- Вам придётся пройти с нами, добровольно или силой решать Вам.
- Имею подозрение, что Ваша сила не захочет меня никуда вести, так придётся мне пойти с Вами добровольно.

Этот ответ загнал священника в недоумение, тот уже не знал, что отвечать чародею, он не понимал, что происходит и почему это происходит. Ему было бы проще, если бы человек, который сейчас с ним разговаривает, сбежал, вообще бы не пришёл, но нет. Он не только не сбежал, он ещё и издевается, над кем, над человеком, который, по мнению священнослужителей, может его некроманта убить. И этот чародей знает это, знает и не боится. Священник глянул в лицо улыбающегося мага и подумал:

- Господи, эти люди хоть чего-нибудь боятся?

Некромант не стал собирать вещей, вышел, в чём пришёл и направился вместе со стражей куда повели. Он без сомнения гостеприимен и предложил гостям остаться, обещая предоставить каждому ночлег, устали ведь, но почему-то, ни один из стражей и священников не поддержали этой идеи и хотели поскорей покинуть дом некроманта – «Логово зла».

Шли они по той же тропе, что и когда стража сопровождала королевскую дочь. Только количество стражников было уже не тем, да и цель не та. Ведь он некромант – великое зло, а значит, желающих его уничтожить обязательно будет меньше чем желающих уничтожить что-то доброе. А ведь бытует мнение, что добро всегда побеждает зло. Видимо таким образом и побеждает, что хуже защищает.

Не задумываются люди о происходящем, зачем, когда над ушами есть те, кто тебе обязательно расскажет, как оно должно быть. А пока он, не понятно кто идёт туда незнамо куда, идёт затем не понятно зачем.

Никто из его спутников более не рискнул к нему обратиться, все только с испугом оглядывались. Стража перешёптывалась о бытии, святоши крестились от каждого крика совы.

Путники устали и решили сделать привал, были расставлены часовые, одного часового приставили и к некроманту.

Пользуясь передышкой, священнослужители стали читать молитвы тайком оглядывая друг друга.

- Это же грех уснуть во время молитвы, вдруг кто согрешит, можно на костёр – поймал себя на мысли Линнер. Как вдруг к нему обратился часовой:
- Вы, правда, можете вызывать духов?
- Ответив положительно на Ваш вопрос, я обреку себя на костёр, разве нет?
- Понимаю. Видите ли, умерла моя матушка, я как ушёл на службу в страже, так ни разу её и не видел. Теперь корю себя воспоминаниями. Я бы хотел попросить прощения.
- Корить нужно тем, что о живых не помните. Мёртвые с Вами всегда в Вашей памяти. Она давно простила Вас. Ещё когда Вы не успели её обидеть, она уже простила Вас. Идите с миром, добрый человек.
- Спасибо, эти люди – он украдкой глянул на священников – они называют Вас злом, но в Вас больше добра, чем в них.
- Люди часто путают добро и зло. Как и зло с добром, это нормально. Вы ведь вполне можете заблуждаться на счёт меня, возможно, я, правда – зло.
- Не думаю, что настоящее зло, назовёт себя злом. Всего хорошего.

С этими словами постовой отошёл от чародея и оба снова погрузились в свои мысли. Привал окончился, стражники проверили, не пропал ли кто, и не случилось ли чего. Но нет, обошлось без происшествий.

После этого они снова отправились в путь. И снова кто-то крестился, слыша сов, кто-то перешёптывался, а кто-то шёл молча. В город они вошли ночью, когда все уже спали, очень удобное время, если надо кого-то конвоировать, не привлекая внимания.

Линнера посадили в камеру, дали хлеб и воду и сказали, что он может поспать, к нему придут утром.

Его не обманули, к нему действительно пришли утром, священники и один из них начал задавать вопросы:

- Вы зовёте себя владыка Линнер?
- Так зовут меня другие, я себя так не зову, я вообще сам с собой не разговариваю.
- Но Вы признаёте, что владыка Линнер это Вы? – уже разозлено переспросил священник.
- Да признаю, а зачем Вы так кричите, разве гнев не является грехом?

В этом момент все стоявшие рядом священнослужители улыбнулись, а обозлённый вдруг замолчал.

- Волек восемь часов молитвы, в башне мученика Вилоуса. Допрос продолжат без тебя, ступай.

Некромант знал, что в этой башне монахи принимают наказание, молятся без пищи, воды, а иногда и без сна.

- Почему Вас называют владыкой? – продолжил задавать вопросы уже другой священник – Владыками называют только верховных некромантов, а Вы таковым насколько мы знаем, не являетесь.
- Как интересно, церковь думает, что знает о некромантах больше чем сами некроманты. Владыками называют не только верховных некромантов, а ещё и тех, кто достоин им быть. Думаю, такой ответ вполне удовлетворит Ваше любопытство. А почему меня так называют, не думаю, что смогу Вам объяснить, почему так.
- Может, Вы всё-таки постараетесь?
- Может, но любопытство от гнева не далеко ушло, я не стану отвечать на этот Ваш вопрос.
- Не нужно – Вмешался в беседу один из старших священнослужителей – продолжайте.
- Признаёте ли Вы себя виновным в грехе обращения к миру мёртвых?
- В обращении к миру мёртвых признаю, в грехе нет. Я же не священник, я даже не знал, что это грех.
- Недоверие вызывают эти слова, судя по тому, как хорошо Вы осведомлены про любопытство и гнев.
- Разве священнослужители могут себе позволить не доверять?
- Кроес двенадцать часов в башне Вилоуса. Ниас продолжи.

Среди слушателей пошло некое напряжение, уже никто не хотел допрашивать некроманта, в то время как каждый рвался первым задать вопросы перед тем, как увидеть его в живую.

- Обращаетесь ли Вы к мёртвым?
- Да и знаете, думается мне, что если б из Вас кто-либо умел это, Вы бы тоже обращались.
- В молитвах своих мы обращаемся к Богу.
- А Ваш Бог он живой или мёртвый?
Этим вопросом чародей явно загнал в тупик собеседника. Но он оказался умнее предшественников и не стал на него отвечать, а продолжил задавать вопросы:
- Признаёте ли Вы себя виновным в вредительстве против церкви и слова Божьего.
- Вы уточните, пожалуйста, а то может я не ведал, что делал. Мне не известно, что вредит церкви и тем более что вредит слову Божьему, он со мной не разговаривает.
- Богохульник – вдруг раздалось в зале.
- Простите святой отец, я больше так не буду.
- Да как ты смеешь в стенах храма Божьего произносить такие слова.
- Так Вы же меня сами сюда и привели, я предлагал Вам провести беседы в моём доме. Там ведь нет башни мученика Вилоуса, а, следовательно, к молитвам бы Вас никто бы не приговорил. Какой у Вас справедливый Бог, все ему молятся, когда наказаны. А когда священники не наказаны кому молитесь?
- Довольно, вижу, что душа твоя скверная и слова произносишь скверные, священный огонь выжжет из тебя эту чернь. Обрекаю тебя на казнь через сожжение.
- Это Бог Вам сказал, что можно обрекать людей на смерть? А Вы ведь простой человек не более. Так вот внимайте теперь моим словам Отче, я проклинаю Вас и весь Ваш род и обрекаю на вечные мучения.

В ту же минуту старший священник потерял сознание, скорчившись от боли.

- Что Вы встали добрые люди, Вам было сказано сжечь меня на костре, исполняйте, а не то Вас признают богохульниками. И рот мне завязывать не обязательно, проклинать я больше никого не буду, и завязанный рот мне проклинать не мешает.

Некроманта сковали в кандалы, рот завязывать не стали, хоть и собирались. Но последние слова испугали священнослужителей. Его вывели на площадь, где уже было приготовлено место для казни. Приготовлено оно было давно, что уже говорило о том, что допрос был напрасен, невиновным его бы никто бы не признал.

Но Линнер не увидел и не почувствовал ничего нового, того что могло стать причиной, почему некроманты не могут вернуться в мир живых. И только сосуд, стоявший рядом, выдал в себе ту самую причину. Это был ничем не приметный кувшин с водой:

- Зачем здесь вода – подумал Линнер – сколько помню, погребальные костры никогда не тушили, воду заключённым никто не даст, а сами священники, как и стража, считают грехом в таких местах принимать пищу и воду. Нет, именно в этом кувшине и есть секрет.

Его вознесли над разложенными дровами, после чего привязали к столбу и один из священнослужителей обратился к нему, обрати внимание на этот кувшин в нём смерть твоя. Сказано это было с такой важностью, что некромант невольно сравнил сказавшего священника с обезьяной.

Страж взял в руки факел и направился в сторону некроманта, как вдруг во двор вошла королевская армия:

- Именем королевы, прекратите.
- Королева не властна над нами.
- Этот человек принадлежит монархии, никто кроме монарха или его подчинённого не имеет права проводить казнь над ним.

Командир войск поднял меч, и войско тут же обнажило свои клинки.

- Мы исполняем волю нашей королевы, каждый вставший на нашем пути будет подвергнут жестокой расправе. Да простит нас Бог.
- Командир у нас тоже приказ, казнить этого человека.
- Значит, у нас просто нет выбора.

С этими словами командир королевских войск махнул в сторону стражи монастыря. И армия ускоренным шагом направилась в бой.

- Рассредоточится, к битве готовься. Во славу Господа нашего.

Церковная стража уступала в численности, но с детства каждый из них был фанатично воспитан и подчинялся каждому слову священников. Их боевой клич – «Во славу Господа нашего» означал буквально следующее – там, в конце пути нас ждёт наш Бог, так не опозоримся и оправдаем его ожидание, умрём в бою, он нас простит.

Так и вышло, церковная армия была разбита до последнего человека, ни один из них не боялся смерти и бросались в бой порой даже один на двоих троих, а то и четверых. Последние из церковных стражей повинуясь приказу священника, разбили кувшин с водой, а потом снова отправились в бой.

Смерть никого не пощадила, церковь потеряла всю свою армию из этого храма, в то время как королевская стража тоже понесла потери, не такие как церковники, но у командира всё равно вызывало недоумение происходящее, ради чего они бились с этими фанатиками, почему те не отступили.

Некромант был снят с кострища и тут же из остатков кувшина слил оставшуюся воду в найденную флягу у одного из солдата. Осколок кувшина он также взял с собой. Проходя мимо командира церковной стражи, он увидел, что тот ещё жив и поймав его взгляд, обратился к чародею:

- Некромант. Ты был прав некромант. Я не боюсь умирать, меня ждут там друзья и я благодарен врагам…

С этими словами он умер. Когда королевские войска собрались уходить во вратах выхода они увидели новую армию церковников, призванных помочь. И теперь уже численное превосходство было за церковью. Видя это, некромант обратился к страже королевы:

- Отойдите назад. Кто особо набожный закройте глаза и уши, остальным я бы то же самое посоветовал, но любопытство человеку свойственно…

После того как стражи повиновавшись отошли назад некромант повернулся в сторону церковников.

- Это ты тот некромант, ради которого вся эта бойня была? Ты же понимаешь, что на тебе сейчас живого места не останется, во имя веры и наших братьев.

Они обнажили свои клинки, а чародей поднял руки вверх и произнёс:

- Морана, взываю к тебе, дай мне слуг твоих, верни их к жизни и пусть несут они службу именем твоим.

С этими словами серая дымка окутала землю и каждый, кто ещё минуту назад лежал мёртвым вдруг поднялся, взяв в руки меч и направив его в сторону новоприбывшей армии. А Линнер продолжил:

- Да, я тот некромант, ради которого была эта бойня. И чтобы не осквернить память о Ваших братьях и Вашей вере я предлагаю Вам отступить, в противном случае Вы ляжете рядом с ними, а каждый умерший Ваш боец будет вставать на нашей стороне всякий раз, не единожды умирая. Идите с миром, ослеплённые верой дети.
- Неужели ты думаешь, что твоему слову здесь кто-то внемлет? – в тот же миг в крикуна влетел меч, брошенный одним из мёртвых стражей.
- Почему бы и нет – сказал некромант и в ту же секунду сражённый мечом воин вновь встал, вынул меч из груди и встал рядом с тем, кто этот меч бросил – когда мы уйдём, Вы можете вернуться.

Больше из церковников желающих остановить некроманта и его спутников не возникло, они отступили и после этого все живые мертвецы снова стали мёртвыми, королевская стража забрала своих мёртвых и раненных воинов и сопроводила некроманта к королеве. Священники вернулись, сразу после того, как некромант покинул стены храма, для погребения своих братьев. А Линнер не знал, ради чего всё это было, но надеялся, что найденные артефакты помогут ему найти ответы.

Королева встретила мага улыбкой, хотя следы на глазах говорили о том, что ещё пару минут она плакала. Ей уже доложили, какую цену ей пришлось заплатить за его освобождение:

- Ваш друг Улиус сообщил мне, что Вы в беде. Вам бы не помешало чаще прислушиваться к его советам.
- Моя королева, если я часто буду прислушиваться к чужим советам, я проживу чужую жизнь, разве не так?
- Пожалуй, так – согласилась девушка.
- Благодарю Вас за моё освобождение.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 10 сен 2013, 15:23

Глава III - Эвелина

В тронном зале было темно, но, ни чародея, ни королеву это никак не смущало. Она попросила удалиться свиту, а гостю предложила присесть:

- С Вами я почему-то не плачу.
- Вас это удивляет?
- Наверное, всё-таки нет. Вас ведь не зря называют чародеем.
- Нет. Вы ошибаетесь, здесь нет никакой магии. Всё дело в том, что в Вашей памяти я выгляжу спасителем – единственным человеком, который оказался рядом и смог спасти Вас. По этой причине Вы обретаете спокойствие, находясь рядом со мной. Я не ставлю перед собой цели Вас напугать, но предостеречь обязан, люди, убившие Ваших родителей – знали заранее, где и как будет продвигаться эскорт, а потому можно сделать смелое предположение, что заговорщики имеют доступ в дела королевства. Ведь королевские эскорты передвигаются по разным дорогам, да и потом, им нужно было знать о том, что Вы возвращаетесь, откуда возвращаетесь и когда возвращаетесь. Что уже говорит о том, что просто так угадать эти люди не могли.
- У Вас есть предположение, кто бы это мог быть?
- Моя госпожа, к моему сожалению, даже если бы я знал ответ на этот вопрос – я бы не посмел на него ответить. В наши обязанности входит не вмешиваться в дела живых, я и так уже однажды переступил через свод наших правил, когда позволил себе спасти Вам жизнь.
- Видимо за всем этим стоит Церковь и её священники.
- Не думаю, вот если бы Ваш отец отрёкся от религии, тогда быть может в Ваших словах, был бы смысл, а так он был очень набожен и верил каждому слову, которое говорили священнослужители. Некромантам было тяжело, потому Вы не увидели бы ни одного из нас в замке, мы хоть и привыкли к роскоши, но всё же наши поместья теперь находятся очень далеко от Вашей обители. И за всё это можно смело сказать спасибо Вашему отцу.
- Тогда почему церковь охотится на Вас?
- Власть. Люди любят власть и те, кто её имеет, очень боятся её потерять, потому что без власти они становятся беспомощными телесными сосудами души. И Церковь имеет власть, она имеет большую власть над людьми, которые беспрекословно верят каждому её слову.
-А причём здесь Вы, разве некроманты имеют власть над людьми?
- Над мёртвыми – может быть, но над живыми нет. В то же время и Церковь над людьми власти не имеет, она имеет власть над толпой. Толпа же – имеет власть над человеком. И вот по разумению Церкви душа после смерти попадает в рай. Но если она попадает в рай, то каким, же образом некроманты её после этого вызывают в мир живых?
- Действительно, каким?
- На этот вопрос у меня без сомнения есть ответ, но я не думаю, что Вам нужно его знать. Вы мечтаете вновь увидеть своих родителей? Возможно, я смогу Вам с этим помочь.
- Да, я действительно мечтаю увидеть свою семью, но мне не нужна Ваша помощь, не всем мечтам суждено сбыться, сбываются лишь желания, мечты должны оставаться мечтами, чтобы всегда было к чему стремиться. Живя прошлым, я забуду про настоящее и останусь без будущего.
- Благодарю Вас моя госпожа, Вы только что ещё раз мне доказали, что мой выбор был сделан правильно, служба Вам это пожалуй первый случай, когда служба королеве доставляет удовольствие некроманту.
- Кстати у меня к Вам будет просьба. Вы постоянно обращаетесь ко мне «моя госпожа».
- Да, так положено по этикету, разве нет?
- По тому же этикету я должна отвечать Вам «мы не хотим, чтобы с нами так обращались», но у меня совсем нет друзей, и Вы единственный кому я доверяю и с кем я могу позволить себе посекретничать. А потому позвольте мне представиться, меня зовут Эвелина, и впредь я прошу Вас обращаться ко мне именно так.
- Линнер, моё имя Линнер, какое приятное знакомство. Благодаря Вам я тоже нарушаю правила этикета. Мы обычно не называем имён ничьих кроме имён тех, кто способен спускаться в мир мёртвых. Но позвольте всё же я буду называть Вас госпожа Эвелина.
- Так забавно, видимся не первый раз, а познакомились только сейчас. Чтобы Церковь оставила Вас в покое я объявлю о том, что покровительствую Вам.
- Это только подольёт масло в огонь, люди боятся нас, дайте Церкви повод и она устроит Вам бунт. Вы ещё не отошли от траура, люди обвинят нас в колдовстве и в лучшем случае на костёр отправят только некромантов. В худшем могут туда отправить и Вас. И дабы этого не случилось, мне сегодня же придётся покинуть Ваши покои. Сегодня Вас навестит церковная стража и пусть люди видят, что никаких чародеев рядом с Вами нет, что Вы в здравом уме, но тоскуете по родным. Потому как заговорщики пустили свои корни и в Церковь. Так вот не будем давать им повода делать глупости.
- Как же так, мне будет грустно без Вас. Вы только появились в моей жизни и снова меня покидаете, это не справедливо.
- Мне нужно узнать о составе некоторых вещей. Поверьте это действительно важно. Церковники слишком самоуверенны, и если разрушить в них эту самую самоуверенность, они сразу же вспомнят, что сами по себе они только гости храмов Божьих и не более того.

С этими словами некромант покинул покои королевы и, ловя провожающие его взгляды зависти, ненависти и страха направился к вратам замка. У него осталось ещё одно не законченное дело, закончив с которым ему нужно было как можно быстрее скрыться прочь. Никто из священнослужителей не посмеет обвинить королеву, не имея прямых доказательств её вины. Но единственным доказательством её вины в покровительстве некромантам было бы присутствие Линнера в замке. А его спасение ещё ни о чём не говорит и причин тому несколько. Первая причина – нет доказательств, что был спасён именно некромант, мало ли какой чародей или иллюзионист там мог быть и мало ли кому чего привиделось. Вторая причина – даже если это был некромант, то кто именно это был. В королевстве живёт несколько сот тысяч человек, в соседних королевствах тоже живут люди, где-то больше, где-то меньше. На всё это население – людей знающих тайны некромантии меньше сотни и, разумеется, каждый из них знаком церковникам. А всякий знавший о том, кого должны были казнить в тот день – погиб. Даже те, кто был наказан за то, что провинился на допросе. Линнер не сразу отпустил мёртвых. Несколько оживших мертвецов проникли в ту самую башню и убили наказанных. Конечно же, это было подло убивать безоружных и, казалось бы, ни в чём невинных людей, но эти люди не стали бы молчать и некромант это прекрасно понимал, а оставлять свидетелей он себе позволить не мог и вовсе не из-за того что боялся за свою жизнь. Он боялся за жизнь своей королевы, а потому пришлось снова переступить через свои принципы. С другой стороны, священнослужители первыми подняли меч войны против служителей смерти. Не зная, кто конкретно должен был быть казнён, нельзя утверждать, что казнь вообще имела место быть. Конечно, армия королевы ворвалась в церковь, но освободить они могли, кого угодно и этим кем-то мог быть вовсе не некромант. И третья причина – даже если ничего не отрицать, да действительно некромант, да действительно Линнер. Всё это ничего не даёт, о каком покровительстве может идти речь, если Линнера нет в замке.

Именно поэтому Линнер спешил, ему нужно было как можно быстрее найти его знакомого алхимика, чтобы тот помог ему разобраться о том, что же было в сосуде, и из чего он был сделан.

Тяжело искать человека, особенно когда никогда не был в том доме, где он живёт и когда не у кого спросить. Но чародеи чувствуют друг друга в подсознании, а алхимик хоть и был больше близок к науке, своих корней не забыл. Линнер был знаком с ним как раз благодаря тому, что был знаком с его матушкой – чародейкой в восьмом поколении. И уже успел спасти его от церковников, кстати, именно благодаря некроманту он занялся алхимией, что и спасло его от преследования. Книжный червь, занимающийся врачеванием, намного удобнее, чем чародей, некромант или чернокнижник. Возможно, именно поэтому никто не беспокоил алхимика, пока к нему не явился Линнер:

- Здравствуй друг любезный Еннок.
- Владыка Линнер, чем обязан в столь поздний час?
- Церковь научилась изгонять некромантов так, чтобы у тех не было возможности вернуться обратно. Вот это мне удалось спасти, эта жидкость была в не ясном для меня сосуде, который назвали причиной. А вот это один из его осколков. Так вот мне нужно, что Вы любезнейший помогли мне определить, что это за жидкость и из чего сделан осколок.
- Владыка, Вы же знаете, что когда дела касаются Церкви, эти дела не касаются меня. Я не смогу Вам ничем помочь. Я занимаюсь врачеванием, перестал практиковать магию. Я простой лекарь, сжальтесь добрый господин.
- Вижу Еннок, страх совсем опустошил Ваш разум. Но это даже здорово что Вы так хорошо освоились во врачевании, вот я сейчас начну Вас очень медленно убивать, а Вы любезный друг будете столь же медленно себя лечить, дабы продлить своё существование и моё удовольствие. Я надеюсь это у Вас со слухом плохо, а не с рассудком, я повторюсь – изгоняют некромантов. Так вот любезнейший скажите мне за кого они возьмутся потом, когда не станет нас и прочих чародеев? Ведь враги Церкви всегда будут нужны. Проще дать умереть человеку от чумы и назвать это карой Божьей, получить ещё больше власти, чем пустить к нему такого, как Вы, а Вас мой дорогой друг ждёт костёр, за богохульство. И отличие от меня, например, в том, что в отличие от меня Вы будете чувствовать боль.

- Хорошо, давайте я посмотрю, когда Вам нужен результат?
- Вчера.
- Простите?
- Любезный друг, меня чуть не сожгли на костре, как Вы считаете, сколько пройдёт времени между очередной беседой с церковником и новым костром? Чем скорее я узнаю, что это, тем скорее смогу придумать, как с этим бороться. И в Ваших же интересах быстрее покончить с этим, тогда я смогу скорее Вас покинуть и когда в город войдут святоши у них не будет повода допытываться, что я у Вас делал.
- Хорошо.

Алхимик удалился, какое-то время отсутствовал, а потом вернулся с недоумением на лице. Молча присев, он посмотрел вперёд, ничего не видя и не слыша.

- Какое-то страшное зелье, человечество в опасности?
-Нет, то, что Вы мне дали это просто вода и просто кусок глины. Я несколько раз проверял, делайте со мной что хотите, но либо я потерял сноровку, либо это действительно вода и глина.
- Вы уверены?
- Без сомнений.
- У меня нет причин Вам не доверять и сомневаться в Ваших способностях и талантах, но Ваш ответ меня удивил. А сейчас я Вас покину, не желаю, чтобы Вы пострадали из-за моего присутствия у Вас, прощайте и простите за беспокойство.
- Это Вы простите меня, я действительно Вам многим обязан и просто не имел права Вам так отвечать. Счастливого пути.
- И Вам спокойной ночи любезный друг.

Некромант вышел из дома, как можно не заметней, зная наверняка, что его никто не слышит и не видит. Никакие священнослужители никогда не смогут доказать, что он был у алхимика, если он сам в этом не признается, а ему это не зачем. Да и самим священникам не зная о причинах визита чародея, незачем будет идти сюда, а потому нужно, как можно скорее отсюда скрыться, чтобы не дать никому никаких поводов.

Линнер также понимал, что и возвращаться в своё поместье это обречь себя на очередной костёр. И уже не нужно чувствовать своё поместье и видеть все, что там происходит, чтобы знать, что его там ждут, после той бойни, что была устроена не без его участия, он теперь обречён и вряд ли дорогу на эшафот кто-нибудь украсит лепестками роз.

И всё же итоги происходящего его не радовали, к тому, что на него охотится церковь ему не привыкать, не привычно другое – очень многие, кто ему доверяют в опасности и если себя жалеть не в его принципах, то ответственность за других заставляет разобраться в происходящем, как можно быстрее. Он не знал, как ему быть, а что делают, когда не знают, как быть? Правильно, идут к тем, кто знает.

И вот скрывшись из замка, Линнер задался вопросом, где бы ему обзавестись лошадью, которая нужна для быстрого передвижения. Путь не близкий и добираться пешком получится очень долго, а время сейчас против него. Когда людям нужна лошадь, они идут и покупают её у тех, кому она не нужна, но на дворе ночь и денег у некроманта нет, поэтому варианты людей ему не подходят. Чародей знал, что больных животных в городе не лечат, а убивают, кто из гуманных целей, чтоб не мучились, а кто из корыстных, чтоб других в стаде не заразили. И среди больных животных не редко бывали и лошади. Некромант даже знал место, куда скидывались трупы несчастных животных, так как «услугами» этой ямы он уже не единожды пользовался.

Никогда эта яма не была скудна скелетами животных и этот день исключением не стал. Среди мёртвых животных был даже один породистый скакун, животное задрали на охоте кабаны, хозяина похоронили с почестями, а коня брезгливо выбросили.

- Ничего мой хороший, ты ещё порезвишься на просторах и послужишь доброму делу.

Линнер закрыл глаза и приподнял руки над телом коня, после чего начал читать заклинание. Постепенно жизнь стала возвращаться в тело животного. Некоторое время животное не понимало, что произошло, конь погиб больше двух недель назад и что само собой разумеется, тело успело не только атрофироваться, но ещё и разложиться. Немало времени потребовалось вновь ожившему, чтобы научиться стоять на конечностях. Некромант не спешил, у него ещё было время, а потому он дал коню привыкнуть к новой жизни, которая не очень его и порадовала.

- Я отведу тебя туда, где ты будешь похоронен более достойно, только и ты окажи мне одну услугу, мне нужно попасть в соседнее королевство. Попасть туда нужно быстро, очень быстро. И кроме тебя мне больше некому помочь. Услуга за услугу.

После этих слов мёртвое животное стало послушным. Некромант нашёл седло, правда, нельзя было утверждать, что это было именно то седло, которое конь носил прежде. Много животных было захоронено здесь и их инвентарь бросали сюда же. После того, как конь был полностью укомплектован, всем добром, которое так небрежно вокруг побросали, некромант его оседлал.

Теперь он держал путь в поместье древних. В королевстве, куда он направился, люди не живут, со всей округи всё, что принято считать мерзким сползлось, сбежалось и слетелось туда. Не зря имя королевству – «Королевство теней». Это королевство не что иное, как болотистые леса, обитель самых ядовитых змей и пауков, хищных волков и яростных птиц. Самая безобидная тварь на этих землях – чёрный ворон, но и их люди избегают, так как считают, что они приносят несчастье и каждый, кому на глаза попадается эта птица, навлекает на себя проклятие и ближайший год не будет ему спокойной жизни.

Туда изгоняют всех тех, кого считают колдунами, ведьмами, а порой и знахарями. Не удивительно, что древнейшие из некромантов выбрали своей обителью именно это королевство, ведь им не нужно светское внимание, а репутация этих земель заставляет обходить их стороной.

Конечно же, они помогают всем, кто обращается к ним за помощью. Но их беспокоить не боятся только те, кто оказался здесь не по своей воле и обратиться им больше не к кому. Всю картину происходящего можно описать так, что жизнь там такая же как и везде, только весь яд, грязь и проклятия могут выплеснуть, только защищая свои жизни или жизни товарищей, а, не защищая свои интересы. По иронии в самой грязной обители, можно выжить только с самыми чистыми помыслами.

Некромантам в прочем, бояться вообще нечего, яд им не страшен, проклятия то же. Единственные, кто, так или иначе, мог бы как-то потревожить их покой – церковники, обходят эти земли стороной, ибо твари Божьи пауки да змеи им служителям слова Божьего шагу не дают ступить. Их «святая кровь», как самый лучший деликатес. На самом деле обитатели здешних болот, как будто чувствуют инстинктами, что не с добрыми помыслами пришли эти «добрые» люди.

Линнеру нужно было перебраться через границу до наступления рассвета, в темноте тяжелее разглядеть, на чём скачет всадник, на живом или мёртвом коне. В той же темноте и ослепить заклинанием легче, оно человеческому уму как-то понятнее, раз ночь значит обязательно должно быть темно, так, будто глаза выкололи.

Его конь не зря был гордостью его прошлого хозяина, быстрей его не было никого в королевстве, при жизни до пункта назначения донёс бы за пару часов, но, то было при жизни, а теперь ему тяжело. Он не чувствует боли, он не чувствует голода, он не чувствует холода, он не чувствует земли по которой скачет и тем лишь подвергает всадника опасности. Но он не первый конь, которого некромант оживил подобным образом, а потому он знает обо всех возможных опасностях. Он знает так же о том, где стоят посты охраны. Потому его присутствия никто даже не заметил, хотя смрадный запах разлагающегося коня и разбросанная по дороге грязь всё же свидетельствовала о том, что кто-то здесь был.

Но эти следы Линнера не пугали, обратно он будет идти пешим ходом, а потому можно будет в наглую наврать, что, ни про какого коня не знает и не понимает, что от него хотят. К тому же и это будет только в том случае, если его вообще кто-нибудь о чём-нибудь спросит, ведь беседы с простолюдинами в его планы не входят.
После того, как пересёк границу, некромант уже не спешил и, пожалев коня, сбавил ход. Казалось бы, мёртвая скотина, чего жалеть, но нет, это не в принципах Линнера.

На место он прибыл к полудню. К удивлению его встретил некромант и даже не один, а с рядом стоящим живым человеком, тот от увиденного стоял с расширенными глазами и открытым ртом. Повторяя то и дело то ли букву а, то ли букву э.

- Здравствуйте владыка Линнер – обратился к нему некромант напротив.
-Здравствуйте владыка Кратек, это Ваш ученик?
- Нет, что Вы это один из местных знахарей, зашёл отблагодарить за противоядие и уже второй час пытается узнать нужно ли нам что-нибудь, а я второй час пытаюсь объяснить, что у нас есть всё, что нам нужно и даже больше того.
- Судя по его глазам и до сих пор не закрытому рту, он уже Вам верит.
- Да, Вы умеете эффектно появляться и с людьми у Вас, получается, общаться лучше, может тогда Вы, побеседуете с ним? Среди некромантов меня считают самым терпеливым, но и моё терпение не бесконечно.
- Конечно, скажите только все ли владыки во владении, угроза над Орденом, я прибыл за советом, а может даже и помощью.
- Да, Вы единственный владыка, покидающий пределы поместья, остальные предпочитают учеников отправлять на поиски.
- Как раз вопрос об учениках я и хотел поднять.
- Через час думаю, мы будем готовы все, место прежнее.
- Благодарю Вас владыка Кратек – Линнер повернулся в сторону стоящего рядом знахаря – так, судя по Вашему взгляду, у Вас появились вопросы, которых до сегодняшнего дня у Вас не было. Пойдемте, побеседуем, библиотека здесь тихая уютная, Вы не против, кстати, как Ваше имя?
- Черон – запинаясь ответил знахарь, – библиотека, да да конечно. Мне уже позволяли в ней присутствовать и даже ознакомиться с некоторыми манускриптами.
- Вижу, Вы действительно умеете доставать даже самых терпеливых, как правило, простых смертных к манускриптам не допускают, разве что легенды о каких-либо событиях.
- Истинно так, именно легенды и позволили прочесть, владельцам библиотек польстило, что наше поселение с удовольствием слушает потом, как я рассказываю о том, что прочёл здесь.
- Надо же, сколько всего изменилось с моего последнего пребывания здесь. И давно Вам позволяют читать в библиотеке?
- С тех пор, как церковники, проходили через наше поселение, они направлялись в сторону некромантов, а мы все знаем, что если вдруг с некромантами, что случится, они за нас примутся. Вся деревня спустила на них змей и воронов, которых приручили. Они нам для зелий и противоядий были нужны, яда у змей уже не осталось, новый ещё не выработался, но святоши об этом не знали и улепётывали так, что быстрее их, пожалуй, только Ваш конь способен скакать.
- Я начинаю понимать, почему Вас допустили до библиотеки, человечество научилось думать, а не жить чужими мыслями, дабы поддержать Вас в Ваших начинаниях Вам позволили читать то, что другим людям читать не позволяют, это мне понятно. Мне не понятно чего Вы сейчас хотите ещё. Зачем достаёте вопросами старших.
- Моё существование, манускрипты с легендами их писали тысячелетиями. В Ваших садах множество статуй с героями разных эпох. А что могу я, что может кто-либо из нашей деревни, мы не бессмертны, наше существование не заметит летопись времени, сдует как пыль с пня.
- И потому Вы пришли просить бессмертие? Хотите стать некромантом?
- Нет что Вы, мы очень уважительно относимся к Вам и Вашему ремеслу, но в нашей деревне никто не желает себе такой судьбы.
- Истинно умнеют люди. Даже страшно за Вас становится. Иди с миром добрый человек, бессмертие твоё в твоём потомстве, они пронесут часть тебя через летопись времён и переживут все бессмертные Ордены, даже такие древние, как Орден некромантов.
- Спасибо Вам добрый господин, об этом я, как-то не подумал. А ведь всё так просто. Всего Вам наилучшего, прощайте.

Знахарь ушел, забыв про библиотеку и про всё на свете, довольный в свою деревню, а Линнер пошёл искать место для погребения коня. Когда он закончил с погребением к нему подошёл Кратек:

- Вы самый молодой из некромантов, но и один из самых мудрых, Вам понадобилось десять минут на то, что я не мог сделать два часа.
- Здесь нет места мудрости, Вы правильно заметили, как самый молодой из некромантов я держусь, бок о бок с человечеством и знаю, что творится в их головах, знаю, как правильно подобрать слова, сила привычки не более того. И всё равно не редки случаи, когда что-то выходит и из под моего контроля.
- Я так понимаю именно для этого Вы и прибыли в нашу обитель, уже не помню, когда Вы в последний раз приезжали к нам просто так.
- Да Вы правы и в этот раз я прибыл не просто так.
- Тогда пройдёмте, думаю, все уже собрались и ждут только нас.

Некроманты направились в сторону поместья, по пути обсудив отношения некромантов с местным населением. Которое не только не умирает, но ещё и потомство плодит на, казалось бы, гиблой земле.

- Здравствуйте владыка Линнер. Поведайте, с каким горем на этот раз. Вы ведь не радостную весть нам привезли?
- Владыка Строшелд я признаться и не помню уже, что такое радость. Но вот, горевать, к сожалению, разучиться не удаётся. Вы правы, я привёз не очень приятную весть. Орден церкви нашёл какое-то средство, благодаря чему нет возможности после смерти обратиться в плоть снова, как это было ранее. Вы это скорей всего уже все знаете, несколько Ваших учеников пало от рук церковников. Но вот что Вы не знаете, так это то, что я, рискуя своим существованием, отправился на эшафот. Благодаря чуду или прозрению, меня очень вовремя спасли, буквально сняли с костра. Мои палачи указали мне на чан с водой и сказали, что это и есть моя смерть. Что именно благодаря ему, мне не удастся вернуться назад. К сожалению никого, из тех, кто мог бы стать свидетелем и ответить на некоторые вопросы, я там не застал. Чан с водой был разбит, мне повезло взять осколок чана и даже набрать остатки воды во флягу. С этими артефактами я направился к своему знакомому алхимику, Вам он тоже хорошо знаком. Он заявил, что то, что я ему принёс ничто иное как обыкновенный кусок глины и обыкновенная вода. Не доверять ему, у меня не было, и нет причин.

Линнер достал два глиняных осколка и две фляги.

- Это как раз и есть те самые артефакты, здесь части прямо с поля сражений, а эта половина, побывавшая в руках алхимика.
- Вы же говорили, что у Вас нет причин ему не доверять.
- Истинно так, но никто не без греха, да и потом, он мог что-то сделать случайно, что сделало эти вещи обыкновенными.
- Мы, конечно же, проведём все возможные исследования, но имеется подозрение, что никаких плодов это не принесёт, перед Вами действительно обыкновенный кусок глины и обыкновенная вода.
- Но как, же так?
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 25 сен 2013, 16:33

Глава IV - Легенда о последнем ангеле

Линнер стоял в зале, недоуменно осматривая некроманта, сказавший ему слова, которые его ввели в забвение. Он ожидал услышать, что-то вроде того, что это кем-то проклятая вода или какая-то особенная глина. А вместо этого услышал то, что нет ничего не ясного. Но нет, не ясное есть, как это способно убивать некромантов, ведь не может, же в воде быть смерть. Сотни, а порой и тысячи лет их жгли, вешали, закалывали и топили. Кого-то даже варили. И вот появился глиняный чан. Нет, это не может быть простым совпадением, в этой воде явно что-то есть.

Тем временем чародей продолжил:

- Нет смысла искать тайну там, где её нет. У тебя и без того много не ясных вопросов, требующих времени для решения, зачем обременять себя ещё одним. Я поведаю Вам одну историю, возможно, она поможет Вам в решении этого вопроса. Владыка Линнер, слышали ли Вы когда-нибудь о других Орденах и много ли слышали?

- Признаюсь, меня больше интересует настоящее и прошлое последних лет, в этот промежуток времени кроме нашего Ордена, да Ордена святого слова – Церкви, я ни о каких Орденах не слышал.

- Святое слово говорите, к этому Ордену мы с Вами ещё вернёмся, а пока я расскажу Вам одну историю, случилась она пару тысяч лет назад, Вы тогда не только не были обращены и посвящены в наши тайны, но и прадед Ваш ещё не родился. Но наш Орден существовал уже тогда, хотя и считался ещё молодым. Времена были для рода людского тяжёлыми, каждый с силой считал нужным забрать власть в свои руки. Сегодня, в общем, то мало что изменилось, но тогда было другое время, если наш Орден старался и старается всячески скрывать свои знания, пусть и не всегда успешно, то магистры того времени не стеснялись практиковать свою магию. Каждый из них демонстрировал другому свою силу, только вместо того чтобы биться друг с другом – они били огненными шарами, наводнениями, землетрясениями и шаровыми молниями в простолюдинов. Всё это не могло остаться не замеченным. А заметить тогда было кому.

Чародей взял передышку, пытаясь что-то вспомнить:

- Не только те, кто вредил роду людскому, имели тогда Ордена. Церковь на тот момент не имела власти как сегодня, да что там говорить, её вообще не было. Но был Орден, все кто в нём состоял, называли себя – Дети Ангелов. Это были монахи, никто не помнил, откуда они пришли, но свидетели говорили, что души их были настолько чисты, что глаза светились. Каждый тёмный господин обзавёлся целой армией. В некоторых случаях на их службе состояли существа не из мира сего. Каждый раз когда такая армия во главе со своим лидером входила в деревню, чтобы её разграбить, она не находила никакого сопротивления. Люди просто убегали, а в деревне всех ждал один монах со светящимися глазами, который всем любезно предлагал покинуть деревню, поскольку нет в них добрых намерений, и люди их боятся.

Некромант отвернулся и продолжил:

- Сегодня каждый, кто имеет большую власть, в душе своей труслив и боится даже самого слабого существа. Те дни не были исключением, но в толпе единомышленников смелость находила своего героя и дабы показать свою силу и лидерство. Тёмные господа не брезговали вознести меч над монахом и пронзить его. В тот же момент, с небес сыпались крылатые люди, их ещё называют ангелами, и буквально истребляли каждого, кто попадался им на пути. Люди не зря покидали деревню перед этим, ангелы истребляли всё живое на своём пути не щадя никого ни тех кто был виноват, ни тех кто просто оказался рядом. В живых оставался только один. Последний на кого со слезами смотрели монахи. Тем самым они даровали им прощение, и ангелы забирали их с собой. Стоит ли объяснять, какой удар по репутации Ордена наносил сей жест. Когда каждый чародей стремился, как можно больше замарать свои руки человеческой болью и кровью, а чужие слёзы смывали с них всё эту тяжесть. Любой другой возможно и был бы рад такому прощению, но только не они. Целые армии нашли свою смерть под руками крылатых карателей. И, разумеется, это не могло остаться незамеченным. Силы тёмных господ значительно сократились. Пока один из них не обратился к высшим силам, с просьбой помочь ему справится с детьми ангелов. И те услышали его, звали чародея Крет. Клинок, которым он был вооружён, был зачарован тёмными молитвами. И когда он начал убивать монахов этим клинком ангелы не прилетали. Вновь начались волнения, он смело шёл не только по деревням, но и по городам расправляясь со всеми, кто не хотел признавать его власть. В Ордене детей ангелов не сразу поняли, что произошло. И когда всё выплыло наружу, в живых остался всего один монах. Его отличие от его братьев было в том, что его глаза не светились, это его спасло от немедленной расправы, но Крет знал о его существовании, и память о его братьях не давала ему спокойно спать. Он знал, что рано или поздно он может лишиться своей власти и, решив, что лучше поздно, чем рано, он захотел разыскать последнего, чтобы покончить с этим вопросом навсегда. Крет не стеснялся убивать всех, не взирая на то, кто стоит перед ним, руку свою поднимал и на детей и на женщин и на стариков. Чем нажил себе много врагов, но никто из них не пугал его так, как пугали ангелы. Однажды он истребил деревню, в которой жили родственники одного охотника за головами, он считался лучшим мастером владения мечом по всей округе. Конечно же, Крет не знал, чью родню, он режет, но слух о том, что кое-кто теперь жаждет мести, до него донёсся очень быстро. Ирония судьбы, наёмник охотился на ангела, узнав о своей родне, на время забыл про заказ, как раз тогда, когда уже вышел на след монаха. Пришёл к нему и сказал, что смерти ему больше не желает. А просит помощи, так как враг у них теперь общий и лучше им вдвоём придумать, как с ним расправиться.

Маг взял передышку, а Линнер его спросил:

- И эти ангелы действительно существуют?

- Я видел много людей, которые утверждали, что видели их со стороны, что общались с монахами, у которых светились глаза. Так вот, созрел у них план, как победить Крета, но реализация его была очень сложной. Крет не знал, как выглядит наёмник, что в итоге оказалось его роковой ошибкой, ему донесли, где скрывается последний монах, армия его монаха боялась и идти к нему отказались все, кроме одного. Кто уже не раз видел, как его хозяин убивал таких монахов. Он единственный вызвался его сопровождать. На удивление обоих, монах их встречал не один, но с прежними словами воззвал прекратить насилие и направиться домой. Это сыграло на руку Крету, как ему показалось, он понял, кто из двоих – дитя ангела и приказал охраннику заняться вторым, воспользоваться моментом, пока тот безоружен. Он не успел обнажить свой меч, когда с неба взлетели ангелы, он повернул свой взгляд в сторону охраны и увидел слёзы на глазах убитого, который смотрел в сторону того, кто ещё несколько мгновений назад взывал, двоим идти своей дорогой. Хитрость оказалась в том, что охотник за головами переступил через свою ненависть и долгое время терпел присутствие заклятого врага, не обнажая меч, действовали они наверняка, если бы чародей даже и пришёл один он был бы сражён мечом, но на его несчастье судьба его оказалась более плачевной. Он старательно убивал других монахов таким образом, чтобы те не смотрели на него и не смыли тем самым с него его дел, а теперь за все смерти, что были на его совести, за ним прилетели и у людей тех крылья были уже не светлые, а чёрные. Что стало с Кретом, история умалчивает, охотника за головами, забрали с собой, как и остальных, кого омывали слезами.

- И чем мне должна помочь эта легенда?

- Я бы мог принести тебе тот меч, которым убивали Орден детей ангелов. Это простой кусок железа, если не считать, сколько горя, крови и слёз этот кусок железа принёс в этот мир. Так что не стоит удивляться тому, что то, что Вы привезли это глина и вода. Мы ведь не можем точно и наверняка ответить на вопрос, какими заклинаниями и молитвами всё это покрыто. Но что-то мне подсказывает, что и этого ничего здесь нет.

- Можно позволить себе спросить, почему Вы так считаете?

- В этом нет секрета, каждый из наших учеников заперт за пределом своих тел, а эта вода будь она хоть трижды проклята, могла повлиять только на тело, или на что-то внутри тела оставив это в теле.

- И это значит, что искать нужно что-то за пределами телесной оболочки.

- Именно, но эта магия вне наших полномочий, более того мне или кому-либо в нашем Ордене не известны те, кто практикует эту магию. Последний чародей способный помочь с ответом жил лет шестьсот назад. И что самое скорбное, ещё лет тридцать назад я отправлял на поиски его могилы своего ученика, который стал первым, кто пал от рук церкви.

- Позволю себе напомнить, Вы хотели обсудить ещё и Орден святого слова.

- Ах да, Орден святого слова. Знаете ли Вы владыка Линнер историю образования этого Ордена?

- К сожалению нет.

- А зря, врагов нужно знать в лицо. Образован он был так же ещё до Вашего обращения, но, правда, уже после Ордена детей ангелов. Орден некромантов всегда придерживался принципа – не вмешиваться в дела смертных. Мы и по сей день придерживаемся. Но не все в нашем Ордене были этим довольны. Были чародеи, которые называли себя – белыми некромантами.

- Простите, кем?

- Вам не послышалось мой любезный друг, именно белыми некромантами. Их опыты были сложны и даже опасны, но я должен признать, что преклонялся, да и, наверное, преклоняюсь, по сей день перед их мастерством. Это были чародеи способные воскрешать людей.

- Вы сказали, были?

- Да были, всё-таки старость они остановить не смогли, а ходить в чужой телесной оболочке они себе позволить не могли. Так вот эти белые некроманты были способны воскресить человека, которого убили мечом, отравили ядом или удушили. Их главный магистр был способен придать жизнь даже сожженному на костре.
- И что в этом удивительного?

- То, что в отличие от нас с Вами, он поднимал именно живого, а не мёртвого человека. С живой плотью.

- Разве это возможно?

- На тот момент было да, сегодня тот, кто был на это способен, похоронен на территории нашего поместья, но он не желает ни с кем из нас беседовать. Брезгует общаться с мертвяками.

- Я начинаю чувствовать себя неучем и думать, что последние лет пятьсот я прожил зря.

- Не вините себя Линнер, какой смысл заставлять себя открывать библиотечные манускрипты, когда Вам это не интересно. С Вашего позволения владыка, я продолжу. В нашем Ордене появились конфликты, белые некроманты считали себя высшими магами, нежели «серые братья». Эта гордыня привела к тому, что в Ордене произошёл распад. Именно ученики белых некромантов и основали Орден святого слова. Сейчас никто и не знает, кто конкретно этих святых слов наговорил.

- Вы сказали, ученики?

- Именно. Магистры, не смотря на все разногласия, помнят свои корни, тех, кто их учил и тех с кем они учились, ставили первые опыты. Не простили они нам то, что опыты ставим на других, но и себе предательства они не простили бы. Выход для себя нашли в самоубийстве, все сразу. Их ученики набрали своих учеников, их ученики своих и так далее. Масштабы, которые набрал Орден святого слова, Вам известны.

- Да, их масштабы мне известны, как никому другому. Даже подумать не мог, что мои заклятые враги были когда-то моими же братьями.

- Именно поэтому стоит быть предельно осторожным, люди, которые имели в корне память о некромантии, вполне могут найти решение по избавлению от неё.

- Не думаю, что здесь они обошлись без вмешательства из вне. Столько времени прошло, я не верю в то, что явился новый ум, который на основе старых знаний к которым смею заметить его если и допустят то не сразу, сразу понял секреты некромантии. В то время как круг высших некромантов этого так и не осознал. Кто-то явно за этим всем стоит, нужно выяснить кто. Вся сложность в том, что кроме Ордена святого слова наша смерть никому не выгодна.

- Она не выгодна и святошам, если не будет некромантов, им придётся искать нового врага. Потом снова его истреблять, а потом искать нового. Мы для них удобны, есть возможность воевать с нами если не бесконечно, то очень долго, не неся при этом потери. Не будем вдаваться в подробности, их потери могли быть ещё большими, окажи мы им сопротивление. В то же время мы не опровергаем их теорий, только между собой, что делает нас ещё удобнее. Нет, этими казнями церковники только демонстрируют людям, что они способны их защитить от зла, то есть от нас. В то же время меня удивляет, почему они принялись за владык. Либо испытать своё средство на более опытном мастере, но тогда они рисковали, если бы владыка Линнер нашёл средство борьбы с их магией, то они лишились бы той силы, что им открылась. Не исключено, что когда-нибудь и эта тайна откроется нашим умам, но святоши не глупцы, думаю что вначале они бы истребили всех тех, кто оказался им ближе, а уже потом взялись бы за нас.

- Предлагаю на этом пока прекратить наше совещание, владыка Линнер, Ваша обитель, как и прежде свободна в ожидании Вас, но если желаете, Вы можете сейчас прогуляться там, где Вам будет удобно.

- Благодарю, владыка Строшелд, я с Вашего позволения, действительно, сначала прогуляюсь.

Линнера удивили слова, которые он услышал, ещё во время его воспитания и обращения в некроманта ему не позволяли посещать сады и библиотеки. Сегодня в библиотеку пропускают даже смертных, возможно, что и не простых. Время меняет порядки, нет ничего вечного и время некромантов, похоже, подходит к концу, если, казалось бы, главный завет – не вмешиваться в дела людей и не вмешивать людей в дела некромантов, был нарушен.

Он вышел из зала погружённый в размышления и направился в сторону сада. Сад некромантов отличен от сада людей, здесь нет ни одного живого дерева, но в то же время их оболочки продолжают стоять, не теряя своей прочности. Одни только деревья способны нагнать ужас на каждого, кто захочет посетить эти сады, но они не являются самым ужасным, что есть здесь. В этих садах, вдали от людей захоронены останки самых страшных колдунов и чародеев со всей округи. Да, некроманты не вмешиваются в дела людей, но в то же время охраняют покой самого опасного зла, которое знали эти земли. Вместе с ними, конечно же, лежат и менее значимые маги, а возможно даже и вовсе не известные твари, знать о которых людям просто не стоит. Вы бы смогли спать, спокойно зная, что где-то под Вашим домом бегает крыса? Скорей всего нет, эту мерзость надо было бы как-то извести в другое место. А теперь к страху того, что это мерзко добавьте страх того, что эта крыса может в мгновение измениться в размерах и быть в высоту Вашего роста. Вот именно такие страхи некроманты и хранят в своих садах. Сады кстати так и называются – «Сады страхов».

Впервые Линнер вступил в эти сады после посвящения в некроманты, для него это было испытанием его бесстрашия. После обращения, некроманты теряют зависимость к всякого рода эмоциям, они перестают радоваться, горевать, бояться. Гнев, жажда, похоть им также чужды. Но то был единственный раз когда он вошёл в сад, более ему по не ясным для него причинам не позволяли посещать ни сад ни библиотеку, шло время, он стал владыкой и нужды уже не было ни в первом ни во втором. И этот жест владыки Строшелда, он своими словами явно дал понять, что здесь он Линнер сможет найти для себя какие-то ответы, которые там ему просто никто не мог или не хотел давать.

Гуляя по саду некромант остановился, деревья вокруг были действительно не очень приятной наружности, но монумент. Он увидел каменные статуи одна с человеком стоящим на коленях, вторая с крылатым человеком стоящим рядом с ним защищающий его щитом от неба.

Линнер подошёл к статуям, по одной из них была табличка, где было написано «Последний из Ордена Дети Ангелов - Арсториус». Некромант приложил руку к статуе и почувствовал странную энергию души. Странная она была тем, что он Линнер живёт уже не одну сотню лет, но рядом с этой душой чувствует себя ребёнком. Остановившись, он приступил к сеансу, как вдруг услышал:

- Не утруждайте себя чтением заклинаний, я и сам способен прийти к любому чародею, особенно к тому, кто готов слушать мёртвого.

- Кто Вы?

- Если Вы здесь, то скорей всего Вы и сами знаете ответ на свой вопрос.

- Вы один из Ордена детей ангелов?

- Если быть в точности, я последний из Ордена детей ангелов. Ваши чародеи приложили немало усилий, чтобы укрыть мою душу в стенах этой обители.

- А почему Вы сказали, что если я здесь, то сам знаю ответ на свой вопрос.

- Потому что Ваши наставники сделали бы всё что в их силах, чтобы остановить Вас владыка Линнер.

- Но почему?

- Повторите первый закон некромантов.

- Не вмешиваться в дела людей и не вмешивать людей в дела некромантов.

- Правильно, Вы никогда не задавались вопросом, почему у некромантов Вашего Ордена либо один ученик, либо нет учеников вообще?

- Очень сложно подобрать способного ученика, который бы хотел стать некромантом.

- Ну же Линнер, не стоит врать, если уж не мне, то хотя бы себе. Кому как не Вам лучше всех здесь должно быть известно, что талантов на самом деле много и желание стать некромантом у кого-либо да нашлось бы. Нет, владыка, причины таятся совершенно в ином. Воспитание новичков подразумевает под собой полное подчинение учителю. Одному учителю Линнер. Вас ведь спрашивали уже, почему Вы, будучи таким молодым стали владыкой, а Вы Линнер, Вы спрашивали себя сами? У каждого ученика есть наставник, один некромант, взявший его в ученики. Вас Линнер воспитывали целым Орденом. Это, Вас тоже ни на какие мысли и подозрения не наводит? А знаете это даже хорошо, что Вы пришли именно ко мне, у нас с Вами скорей всего есть что-то общее.

Некромант долгое время стоял в недоумении пытаясь понять, что сейчас произошло, очень много вопросов вдруг возникло перед ним, после чего он продолжил:

- Простите, не хотелось бы показаться ханжой, но что нас с Вами может связывать? Ваш Орден прекратил своё существование еще, когда мои прадеды не появились на свет.

- Владыка, Вас воспитывал весь Орден потому что Ваш наставник от Вас отрёкся. Единичный случай, то чего никогда не бывало ранее в Ордене. И Вы никогда не задавались причиной этого поступка, возможно именно это Вас и спасло. Вспомните тот день Линнер. Вы ещё не до конца прошли обращение, проходили вместе с Вашим учителем по дороге, на которой лежал раненный человек. Вы проявили к нему жалость, скажите Линнер, что ожидает ученика, который ослушался первого завета некромантов и вмешался в дела людей?

- Учитель должен убить ученика. Но, мой наставник проявил жалость ко мне и потому он был отлучён от моего обучения.

- Нет Линнер. Он хотел Вас убить, у него не получилось.

- Разве это возможно, почему у него не получилось?

- Если не можете доказать обратного – возможно всё. Запомните эти слова, они смогут помочь Вам обрести ещё большую мудрость, чем та, которую Вы уже обрели. Да владыка это возможно. Вы не зря не допускались в библиотеку. В ней ведь хранятся манускрипты ещё и белых некромантов. Заклинания Вашего Ордена не способны причинить им вреда, равно как и наоборот их заклинания были не способны повредить Вам. Хотя я признаться даже не знаю, к какому именно Ордену Вас отнести. Но Ваш Орден возлагает на Вас надежды возродить знания, утерянные по причине чужой жалости и снисхождения.

- Простите, а о какой жалости сейчас идёт речь?

- Похоже, Вы не в курсе, чем закончилась та легенда о последнем ангеле, что Вы слышали?

- Вас сразили, а наёмника сопровождавшего Вас ангелы забрали с собой. Что-то здесь было вымышленным?

- Нет, всё верно, Ваш Орден никогда не отличался враньём, а вот недоговаривать Вы любите. Все те, кого ангелы сражали своими мечами, не могли найти себе покоя и их духи блуждали по округе. За теми же, кто успел за свою жизнь натворить зла и жестокости прилетали совсем другие ангелы и тоже забирали их с собой. Отправляя на вечные муки в залы покаяния, до тех пор, пока душа не очистится в боли и мучениях или пока последняя частица души не распадётся. В прочем самые стойкие негодяи, мучаются там до сих пор. Я по сей день чувствую боль Крета не омытого моими слезами. Возможно, я должен был проявить к нему жалость, но я успел насмотреться на то, что это чудовище сделало, на лица моих братьев разрубленные напополам, нет этот монстр получил по заслугам.

- Вы говорили про эту жалость?

- И снова нет. Я говорил про жалость белых магов – некромантов. Начало их жалость узнала еще, когда они воззвали к высшим силам и попросили помощи для простых смертных, дабы позволить им сохранить традиции в Ордене и не вмешиваться в дела людей. Именно благодаря ним и появился наш Орден, именно им я обязан своим существованием. По этой причине я и сказал, что Вы мне ближе, чем кто-либо ещё. Но на этом их жалость не закончилась. Большое количество духов не могло найти покоя и только некроманты могли поспособствовать их переходу из мира живых в мир мёртвых, однако одно и то же правило вновь им не позволило вмешаться. Но они нашли выход, отправили своих учеников под разным поводом кого куда, заранее предупредив, что возвращение для них смерти подобно. Позже магистры уединились и принесли сами себя в жертву. Их души покинули тела и они стали проводниками всем бродячим духам. А их ученики время зря не теряли. Собрались воедино и основали новый Орден известный Вам сейчас, как Орден святого слова.

- Действительно, мне бы не стоило это всё знать, когда я проходил обучение.

- Позвольте поинтересоваться, что Вы испытываете сейчас? Гнев или может быть страх?

- Нет, ни первое, ни второе не постигло мой рассудок. Видимо я всё-таки стал тем некромантом, которым хотел стать. Меня сейчас волнует другое, никакой некромант не пойдёт на контакт с людьми, сам того не желая. Меня не смогли удержать, даже после того, как я был в заточении. Но как тогда они захватили учеников. И то, что они ученики ещё не значит, что они не являлись некромантами каждый из них прожил по три сотни лет и не имея навыка такого мага простому смертному не одолеть.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 04 дек 2013, 12:41

Глава V - Призрак розовой реки

Линнер попрощался с духом и направился обратно в зал, для новых бесед. Он не имел представления, как ему задавать вопросы, о чём спрашивать. Ведь ответы на появившиеся вопросы ему ничего не дадут, только раздор, который никому не нужен ни ему, ни его учителям. Что было, то было, его обманули да. Но этой ложью его и спасли. Есть ли к нему не доверие, нет, иначе бы он не стал владыкой. Боятся ли его в Ордене, опять же вряд ли, есть одно очень действенное средство против некромантов – похоронить заживо. А уж то количество чародеев, которое находится в поместье, обязательно бы сдержало его любые попытки выбраться из саркофага. Нет, он Линнер нужен Ордену, именно таким, какой он есть. И страха нет там, где есть доверие.

Некромант подошёл к ступеням, когда увидел одного из своих наставников:

- Я надеюсь, Вы получили ответы на Ваши вопросы?
- Спасибо владыка Строшелд, Вы правы я действительно получил ответы на многие вопросы.
- Вы чем-то не довольны владыка Линнер?
- Нет, ну что Вы. Оценив все, что со мной произошло, я отдаю себе отчёт в том, что моя участь могла оказаться более плачевной, ведь совет вместо того, чтобы взять меня под опеку, мог просто убить меня на стадии обращения. Подозреваю, что мысль об этом была у кого-либо из владык, но до дела ведь этот приговор так и не дошёл, ведь так?
- Да Вы правы, желание Вас убить тоже имело место быть, но не набрало достаточного количества голосов. К тому же и верховный владыка настоял на том, что Вы ещё окажете неоценимую услугу Ордену и как показало время, сделали Вы это не единожды.
- Хочется верить, что ещё не единожды сделаю.
- Вот кстати об этом Линнер, я и хотел, сейчас, с Вами поговорить. Видимо кто-то решил поставить против нашего Ордена все существующие силы. Орден просит Вас оказать ещё одну услугу. Был убит один из учеников Ордена Воренских чародеев. Они уверены, что это дело рук некромантов.
- Я без сомнения направлюсь туда, но удовлетворите моё любопытство, почему именно я? Ведь сейчас будет нужное мне совещание.
- Не будет совещания Линнер, так как без Вас – главного источника сведений по этому вопросу, оно не имеет смысла. А почему именно Вы, потому что совет пришёл к мнению, что это дело рук тех же людей или некромантов, чародеев, а может ещё кого, что и нападение на королевский эскорт. Я думаю, этот ответ будет достаточным, чтобы объяснить, почему именно Вы?
- Более чем.
- Волею случая, было спасено дитя монархии, волею случая это сделал некромант. Волею случая Вам повезло с ней подружиться. Вы очень удачливый владыка. И то, что каждый второй желает Вам смерти ничуть это не отменяет. Вторую причина, по которой на разрешение конфликта отправляетесь именно Вы, поймёте сами уже на месте. Отправляйтесь владыка, мы итак потеряли много времени, война с чародеями нам не нужна, пусть даже с не столь могущественными. И ещё владыка, не пугайте людей, возьмите живого коня у тех людей, с знахарем которых Вы беседовали, кажется его зовут Черон. Всё, теперь ступайте.

Линнер направился к выходу. Ему не нужно было спрашивать, где находится обитель тех самых людей, так как он знал это, даже не смотря на то, что редко бывает в этих краях.

Он не успел дойти до поселения, когда у врат увидел того самого знахаря, который вёл к нему коня со словами:

- Владыка Линнер здравствуйте, нас предупредили, что Вы придёте. Вот подобрали Вам лучшего коня в нашей деревне. Конечно не такой породистый скакун, на каком я Вас увидел в первый раз, но мне сказали, Вы будете рады и этому.

С этими словами Черон опустил глаза, будто ожидая гнева.

- Вас не обманули, я действительно рад и этому коню. У меня к Вам тоже будет подарок.

Некромант достал из кармана несколько золотых и серебряных монет.

- Некроманты не падки до золота и серебра, знаю Вам оно тоже без надобности, но Вам намного легче будет обменять это на что-то полезное для себя в миру, чем кому-либо из нашего Ордена.
- Спасибо владыка и удачного странствования.

Линнер не брезговал мародерствовать, мёртвому это уже без надобности, а он иногда может помочь этим живым. Главное только не рассказывать, где он это взял. Люди такие суеверные.

Не смотря на то, что ему пришлось срочно покинуть обитель некромантов, он не стал торопиться в пути, зная, как на заставах пограничная стража с особой тщательностью любит досматривать тех, кто куда-то спешит. Он решил, что лучше потерять немного времени добираясь до заставы, чем простоять пару дней на их посту под поводом «До выяснения обстоятельств». Естественно никто и никакие обстоятельства выяснять не собирался и не собирается, всё банально и просто, если человек куда-то торопится, то обязательно захочет отстегнуть «на лапу» охране. А так как Линнер не испытывал симпатий к этим людям, то и желания обогащать их карманы у него не было.

На заставе к удивлению некроманта стражников стало на дюжины две больше, его, как правило, встречали два-три солдата, а теперь стоял не большой отряд и, судя по разговорам – они ждали подкрепление, а так же священников.

– Вот уж кого кого, а святош я сейчас видеть не хочу – подумал Линнер – интересно, по какому поводу они решили устроить себе здесь ярмарку и созвали столько шутов и паяцев, а ведь ещё не все собрались.
Он отвернул в сторону и услышал крик одного из солдат:
– Добрый человек Вам не следовало бы туда направляться.
– Это почему?
– Местные маги сожгли пару деревень, по не ясным причинам они стали свирепствовать. Вам скорей всего тоже грозит опасность.
– Маги? И что же Вы все собираетесь с ними бороться? Мечами? – на последнем слове Линнер неловко улыбнулся. – Да хранят Вас Ваши Боги господа, ибо только с их помощью Вы будете унести Ваши ноги, дабы спасти тела и души.
– Конечно, нет, мы ждём жрецов Ордена Святого Слова, однако кто ты есть добрый господин, если имеешь наглость так говорить с королевской стражей.
– Ну, уж явно не один из этих шарлатанов-святош. У меня в этих землях свой интерес, а потому не указывай мне куда идти, а куда идти не следует.
Стражник, было, хотел позвать подкрепление, но ослеплённый взглядом Линнера медленно сполз на землю и уснул.
– Не нужно шуметь итак много шума.

То, что рассказал стражник, всерьёз взволновало некроманта, он слышал про здешних магов, знал много из их традиций и законов. Он знал и то, что у них, как и у некромантов есть закон – не вмешиваться в дела людей, а тут такое, не то, что одного человека, деревни жгут.

Тропа, по которой следовал Линнер, заканчивалась, выводя в густые заросли камыша, если бы некроманты умели чувствовать запахи, он бы почувствовал воздух речной воды, но он знал о том, что рядом река, лишь потому, что был уже здесь когда-то.

Между тем некромант кое-что всё же, а чувствовал, то, что простому смертному почувствовать не дано. Большой сгусток энергетической силы, он и раньше уже сталкивался с чародеями обладающими подобной магической энергией, так например архивладыка Алойд его покровитель обладает большей силой, но все чародеи с кем он имел честь быть знакомым изначально не испытывали агрессии не только к нему, а вообще ко всем, поддерживая гармонию. Здесь же ничто не обещало мира.

Но, тем не менее, ему следует пойти туда, идти пришлось одному, конь в ужасе встал на дыбы, наотрез отказываясь даже шаг сделать в сторону той силы.

Всё же живым веры нет, ни людям, ни животным, все чего-то боятся. А чего следует бояться мёртвому, если самое страшное уже случилось. В прочем сами некроманты утешают себя мыслью, что потерять честь страшнее, чем потерять жизнь. По этой причине и был написан свод законов и правил, которому они стараются следовать, потому что это последняя суть их бренного существования.

Линнер безостановочно шёл к реке, чувствуя, что приближается к силе, силе которую он не сможет обуздать, силе, которая способна его изничтожить. Неужели его нарочно отправили на убой, как не нужного свидетеля, ведь клин клином вышибают, и для урезонивания подобных конфликтов требуется альтернативная сила, а у него этой силы попросту нет.

Когда он всё-таки дошёл до реки, не теряя скорости, а сила, к которой он приближался, явно старалась его остановить, он увидел старца и девушку. Той силой явно обладал старик, причём старым было явно, только то, что некроманты называют «оболочкой» - телом, и в этой самой оболочке старик, похоже, не особо то и нуждался. Девушка же лежала не подвижно, а рядом с телом парила душа.

– Кто ты настырный мальчуган и как посмел ты приблизиться к нам.
– Владыка Линнер.
– Это возмутительно. Ваш совет, похоже, окончательно решил нас унизить. Сначала это, а теперь ещё и для объяснений прислали мальчишку. – Маг выругался на своём языке, потом поднял руку, чтобы произнести заклинание.
– Постой отец – вмешался призрак – я его помню. И похоже я знаю, почему они прислали именно его.

Некромант лишь удивлённо поднял брови.

– А его, его, похоже, по сей день держат в неведении – продолжила девушка – некромант, твоя лень и нежелание проявлять интерес абсолютно ко всему спасли тебя от неминуемой кары. Знаешь ли ты, что твой учитель хотел тебя убить?

На этот раз удивления не последовало.

– Конечно, знаю, я помог смертному, за что он собирался наложить на меня заклятие и усыпить вечным сном, но у него это не вышло, вопрос в другом, откуда тебе это известно госпожа?
– Ты явно знаешь не всё. А помнишь ли ты, где именно это произошло.
Некромант аж пошатнулся, эта река, он ведь не просто так отчётливо знал дорогу, его глаза немного расширились, он посмотрел в сторону девушки.
– Теперь вижу, что помнишь, да это произошло именно здесь. Твой наставник не просто хотел наложить заклинание, после того, как у него это не вышло, он обнажил свой меч.
– Но некроманты не имеют права обнажать свои клинки против себе подобных.
– Насколько мне известно, Вы их теперь и носить права не имеете и всё это благодаря тому случаю.
– Да верно.
– А знаешь ли ты, что означает твоё имя? Ведь при обращении Вам стирают все Ваши воспоминания и чувства, дают новое имя, только когда некромант стал некромантом, а до тех пор так и обращаются «ученик». Так знаешь ли ты, что означает твоё имя?
– Честно признаться, никогда не интересовался.
– Почему? Я спрашиваю почему, я маг другой культуры знаю о тебе больше, чем ты сам о себе? Твоё имя означает «Белый ворон». Птица, которой не существует. Ворон, священная птица, единственная в нашем мире способная повторять человеческую речь. Чёрный ворон, белых никто не видел. Белый ворон, это феномен. Тебя не просто так назвали Линнер, мне неизвестно, что тебя отличает от твоих собратьев и почему твой наставник не смог тебя сразить заклинанием, но это не единственное феноменальное, что случилось в тот день. Ты был первым некромантом, точнее первым тогда ещё человеком-мутантом, за которого вступилась чародейка нашего Ордена…
– Аннабель… – Вдруг вмешался в разговор старик
– Да отец, я нарушила наш свод правил, это я отразила удар клинка, его наставника, он был настолько ошеломлён тем, что увидел, что в итоге отрёкся от своего ученика. Ведь всё это не могло уложиться в его голове. Быть может, если бы Линнеру изначально повезло обзавестись более опытным наставником, второго феномена бы не произошло, но…

Линнер стоял в изумлении.

– Но именно поэтому прислали тебя владыка, для урегулирования конфликта, ведь та, которая тебя когда-то спасла, не позволит расправы над тобой, верно? Твои наставники очень хитры, но меж тем такие, же неряхи, как и ты. Все ошибки Вашего Ордена имели место быть именно благодаря Вашей неряшливости.
– Не ошибается только тот, кто ничего не делает. Да на сегодняшний день, пожалуй, именно наш Орден допустил больше всего ошибок, но, сколько существует наш Орден и сколько существуют другие Ордена. Мы не боимся ошибаться, а после эти самые ошибки стараемся исправить.
– Вот именно об исправлении одной из таких ошибок, сейчас и пойдёт речь. – Вступил в разговор отец. – Видишь, что стало с её прекрасным телом? Она была самой красивой жемчужиной этой реки. Розовая река, знаешь, почему её так называют? А в прочем, откуда тебе знать, Вы некроманты всё видите в сером цвете, не зная других цветов кроме оттенков белого и чёрного. А меж тем есть и другие цвета. Здесь уникальное место, моллюски, маленькие рачки настолько расплодились что, глядя на дно реки, видя их переливающиеся розовым цветом панцири, появляется впечатление, будто бы вода розового цвета. Это красиво Линнер. А она, была красивее всего этого.
– Простите добрый господин, но я и при жизни не любил розового. Но должен признать, дочь Ваша действительно была красива. Красивей ее, пожалуй, я никого не видел.
– Не перебивай меня, пожалуйста, то, что у тебя есть некоторые привилегии, ещё не значит, что у меня не может появиться желания про эти самые привилегии забыть. Я продолжу. Моё дитя в очередной раз прогуливалась вдоль реки, как её внимание привлёк чародей, это был некромант. Но как выяснилось после общения с одним из представителей Вашего Ордена, он явно был не из Ваших, отступников, то вроде бы как у Вас в последнее время не наблюдалось.

Линнер осмотрел тело, заметив некий след от заклинания.

– Я прошу прощения, что вновь перебиваю, но тот след от заклинания, что я вижу, говорит о том, что это дело рук кого-то из нашего Ордена, однако Вы правы, отступников у нас в последнее время не наблюдалось. В то же время зная, как архивладыки не желают ссоры с Вашим Орденом, подозреваю, что мы бы скорее выдали Вам архивладыку на растерзание, нежели встали на путь войны с Вами.
– У тебя есть какое-либо объяснение произошедшего?
– Признаться честно, нет. Более того, я уверен, что даже если сейчас перед Вами встанет весь Орден некромантов, Ваша дочь не найдёт в нём того, кто это сделал.
– Я знаю, но и оставить всё как есть я не могу.
– Наслышан, королевская свита собирается вокруг, пока к Вам направлялся, застал их на заставе. Ходят слухи, Вы таки нарушили свои обеты и спалили пару деревень.
– Деревни да, но перед этим вывели оттуда всё живое. Я понимаю, что эти люди жили здесь давно, что здесь их дом, но я не хочу, чтобы кто-то из смертных нарушал покой моей дочери.
– Имею подозрение, что раз уж Вы уже разговаривали с моим предшественником и взывали к совету некромантов, у Вас есть какое-то требование, которое способно урегулировать конфликт.
– Да есть, но это требование может исполнить только архивладыка, только его слову не будут перечить.
– Отец, его послали архивладыки, мне кажется, они догадались, о чём ты их хочешь просить и так как ни один из них на этот шаг бы не пошёл, они прислали того, кто может себе позволить переступить через законы некромантов, тот, кто невольно уже нарушил все возможные законы.
– Простите, но о чём идёт речь – вновь вмешался некромант.
– Я всё же удивлён тому, что тебя до сих пор не убили твои же наставники, каждый, кто позволял себе перебивать собеседника тут же находил наказание, ты даже представить себе не можешь, сколько времени Аннабель провела в башне, за малейший намёк на сие.

Линнер многозначительно молчал, ожидая ответа на свой вопрос. Молчание нарушила чародейка:

– А речь собственно о том, что если Ваша сторона действительно хочет урегулировать конфликт – Тебе придётся взять меня в ученицы.
– Немыслимо – Возмутился некромант.
– Тогда верни мне моё тело, таким, каким оно было.
– Тебе ведь известно, что в наш Орден женщин не допускают.
– Да мне много, что известно о Вашем Ордене я им восхищалась, но не могла себе позволить даже мысли о том, как стать одной из Вас, а сейчас сама судьба мне даровала шанс и я не буду от него отказываться.
– Одно только предложение озвученной моими устами, взять тебя в ученицы оскорбит мой Орден.
– Глупыш, одно только твоё существование уже есть оскорбление твоего Ордена. Ты прямое доказательство его беспомощности. Вот ни за что не поверю в то, что в Ордене не было желающих тебя убить. За время твоего существования никто из Владык не «пропадал»?

Линнер задумался. Потом ответил:

– К сожалению, я очень редко бываю в обители, потому даже если бы и пропал, я бы не заметил.
– А в прочем, может именно то, что ты редко бываешь в обители, и спасло их и тебя. В прочем, что ты теряешь, мы пойдём вместе в Вашу обитель, ты изложишь всё как есть. Что либо Орден исправляет свою ошибку и идёт нам на встречу, либо грозит война.
– Хорошо, именно такой вариант меня устраивает. Пусть в Ордене решают, как быть, я не хочу брать на себя ответственность за принятие неверного решения.

Старик посмотрел в сторону, откуда пришёл Линнер затем сказал:

– Думаю, мне следует Вас проводить.
– Не нужно отец, мы и сами способны остановить людей.
– Вы не должны держать ответ за то, что натворили мои руки, не спорь дочь моя.

Воздух в округ уже не был так разряжен, каким был. Конь Линнера без страха подошёл к хозяину, некромант положил тело чародейки на него, а сам пошёл пешим ходом, держа коня за узду и ведя по проторенному пути. Маг шёл впереди, чародейка с любопытством разглядывала нового учителя:

– Вы, возможно, что-то хотите узнать?
– Возможно, хочу, действительно хочу, понять, что такого в тебе, что делает особенным. Как по мне так бездарность.
– Не нужно судить по внешности. Да, пользуясь, случаем… если Вы ещё не отказались от своего желания, то постарайтесь приучить себя обращаться на Вы. Уж чародей, который так много знает о некромантах, должен был знать то, что даже архивладыки к ученикам обращаются на Вы.
Чародейка недовольно фыркнула, ей ещё никто и никогда не перечил, отец баловал своё дитя ни в чём ей не отказываю и во истину жесток и коварен был план того, кто сотворил с ней такое. Размышления Линнера прервали идущие впереди армии людской стражи. Чародей вышел вперёд:
– Род людской, ступайте своей дорогой, мной не будет более сожжена, не едина ваша деревня.
Чувство облегчения выразилось на лицах солдат, которые и без того были напуганы рассказами стражника, которого погрузил в дрёму некий чародей не побоявшийся в одиночку пойти к реке. Но среди свиты священников выискался один смельчак:
– Твои поступки не угодны Богу, мы пришли казнить тебя за деяния твои.
– Изувер, людей же погубишь.
– Как ты смеешь – священник напыжился, лицо его побагровело – Стража!!!...

Солдаты, было, лениво потянулись за мечами, как вдруг с неба в крикуна шарахнула молния. Вот она сила здешних чародеев, некроманты не зря опасаются этот Орден. Сами по себе они им ничего не сделают, но в союзе с любым другим Орденом они станут смертоносным оружием против них. Нет, не в огне их сила, а в первородной энергии.

– Кто ещё считает, что мои поступки не угодны Богу?

Желающих проявить характер – не нашлось, а потому некромант с телом на лошади прошёл через всех и никто даже не пробовал воспрепятствовать этому. Глядя на чёрную поляну, там, где ещё когда-то был священник, теперь лежат угольки.

На заставе он встретил уже знакомого ему стражника, то увидев его отвернул взгляд будто бы ничего не видит, остановив при этом своих друзей, которые уже было хотели спросить у путника, кто он и куда направляется.

Ведя коня, Линнер смотрел, не спадает ли тело, ровно ли оно лежит и не случилось ли ещё чего, душа чародейки то и дело просила посмотреть то с одной, то с другой стороны. Так что когда они добрались до обители, некромант вздохнул с облегчением и возрадовался тому, что чародеи являются их соседями, через весь мир везти её он бы не выдержал.

Он взял на руки тело чародейки и направился в залы, некроманты недоуменно смотрели на происходящее, но вмешаться никто не рискнул, даже те, кто был Линнеру ровней.

Собравшиеся архивладыки смотрели на него и молчали. Было видно, что все кто собрались, стояли здесь из-за него. И ждали они его давно, ещё до того момента, когда он вошёл на территорию обители.

– Приветствую Вас владыка Линнер и Вас госпожа Аннабель, с какими новостями Вы прибыли к нам?

Линнеру показалось, что архивладыка Алойд не нуждался в ответе, задавая этот вопрос, за несколько сотен лет он, впервые стоя перед ним, испытал чувство страха, не ведая, правильно ли он поступает, он произнёс:

– Во избежание конфликта с магами двуречья, они предложили взять дочь архимага Аннабель в ученицы к некроманту.

Когда Линнер закончил, в зале воцарилась тишина, замолчали даже те, кто втихую перешёптывались. Медленно взгляды потянулись от Линнера к Алойду. От подобной дерзости могло не спасти любое покровительство.

– Владыка Линнер, Вы понимаете, о чём Вы просите?
– Вы всегда учили меня, что нужно между двух зол выбирать меньшее, рукой некроманта была умерщвлена чародейка, рукой некроманта нашего Ордена смею заметить. Нашему Ордену нести за это ответ, нам был дан выбор либо взять её в ученицы, либо вражда Орденов.
– Вы считаете, что вражда Орденов должна как-то нас напугать? – Линнеру вновь показался вопрос риторическим.
– Считаю, что да. В одиночку маги двуречья конечно же не способны что-либо сделать нам, но в союзе с другими магами против них мы потерпим поражение. Нас обратят в пыль, а может даже и пылинки не оставят.
– Вы уверены, что это преступление сотворил некромант?
– Уверен. Так же я считаю, что не без помощи этого некроманта была умерщвлена королевская свита, и его же ауру я почувствовал на чане с водой. Думается мне, что тот, кто это затеял – Линнер замолчал, сделав небольшую паузу – не остановится на достигнутом, а потому стоит ожидать новых жертв.
– Как Вы понимаете владыка, совету архивладык нужно посоветоваться перед принятием решения, ещё пару десятков лет назад Вас самого приказали бы казнить, за одну только мысль о принятии женщины в Орден. Однако сейчас положение дел немного изменилось. Но если оставить решение без обсуждения возможных последствий, то можно допустить ещё больше ошибок, которых и так уже совершено было не мало.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 13 янв 2014, 10:08

Глава VI - Причастие некроманта

Ни слова Линнер не сказал Аннабель, она тоже молчала, лишь пару раз обменялись взглядами. Прошёл час, потом второй. Ожидание нагнетало и без того не спокойную обстановку. Нельзя было угадать, какое решение будет принято советом, в чью пользу переполнятся весы. Разумно подвинуть гордыню вековых канонов, чтобы выжить либо остаться прежним и разнести прах того что осталось по ветру.

Через какое-то время появился архивладыка Алойд, глядя на Линнера, он сказал:

- Похоже, совет задержится со своим решением, Вы можете проявить вежливость и проводить её в сады белых некромантов, думаю, это допустимо.

Линнер промолчал в ответ, некромант прекрасно понял, чего добивается совет и почему именно Алойд вышел на беседу со своим учеником. Надежда совета, что белые некроманты образумятся и помогут им выбраться из сложившейся ситуации, кто, если не они. А Алойд вышел, потому что он в отличие от остальных знал, что это пустая трата времени. А так же знал, что Линнер тоже будет того же мнение, но ему своему учителю он не сможет отказать, даже не смотря на то, что считает эту затею глупой и где-то даже оскорбительной.

И действительно ни слова не сказав, он, вывел на свет Аннабель и повёл в сторону сада.

- Они не хотят, чтобы я становилась некромантом?
- Не хотят.
- Но я им стану?
- Станешь.
- А зачем мы тогда туда идём?
- Доказать совету, что я может и «белый ворон», но ещё не белый некромант и честно сказать, не верю, что когда-нибудь им стану.
- Что это значит?
- Ничего. Это ничего не значит, пойдём, нам не далеко.

Они подошли к заброшенной башне, напротив которой стоял знакомый Линнеру памятник с ангелами.

Долгое время он осматривал стены, пока ему не хватило смелости подойти поближе к двери, он попытался прикоснуться, но неведомая сила отшвырнула его от неё на несколько метров в сторону. Только тогда он увидел ярко светящийся барьер. Неведомая сила окутала башню целиком.

- Не смог, я говорил, он не сможет, он не белый некромант Алойд, ты ошибся!
- Простите архивладыка, но я никогда ещё не видел такого барьера, здесь заклинание далеко ни одного архивладыки и вы хотите чтобы чародей, пусть даже владыка прошёл через него?
- Какой ещё барьер? Кого ты сейчас пытаешься обмануть?
- Нет Ноил, он не врёт и Вам архивладыка это прекрасно известно, что перед тем, как обречь себя на изгнание пятеро архивладык наложили заклятие на это место и он первый некромант, который спустя столько времени хоть и не смог через него пройти, но смог его лицезреть. Признайтесь, никто ведь из Вас этот барьер даже не ощущает, это стало причиной гибели многих из Вас и архивладык в том числе, Вы, конечно же, переродились, но причину понять так и не смогли, его это заклятие убить не посмело, что тоже уже о многом говорит. - Сзади всех некромантов стоял дух уже знакомый Линнеру, дух того кто был последним из детей ангелов – Да, сегодня он не готов к тому, чтобы пройти туда, но не смейте обвинять его в том, что Вам не ведомо. Это не в Вашей компетенции решать, кто чёрный, кто белый.
- Как смеет дух перечить мне?
- Имеет ли значение, кто будет более красноречив, дух или телесная оболочка Ноил? – Вмешался Алойд – Если в результате слова духа более разумны и логичны, нежели слова того, кто не брезгует пользоваться оболочкой.

Некроманты долгое время стояли, молча, осматривая то башню, то Линнера, то духа то Аннабель. Молчание нарушила девушка:

- Простите, я не знаю, имеет ли это какое-нибудь значение, но я этот барьер тоже мельком увидела, в тот момент, когда Линнер подошёл к двери и его отбросило.
- Неужели она тоже белый некромант? – удивлённо спросил дух, глядя на Алойда – странно, лично я не чувствую в ней той светлой ауры. Или это остатки прежних чар сказываются?
- Нет, это было свидетельство о том, что моё решение было верным и теперь после того, как Линнер прошёл испытание, никто из Вас не посмеет мне перечить. Это было Ваше предложение, оно было выполнено сполна. Теперь настала очередь моего наказа.
- Какого ещё наказа? – удивился Линнер
- Аннабель будет принята в Орден, но единственный кто может стать её учителем, Вы владыка, именно Вам предстоит обучать её магии некромантов.
- Вы что издеваетесь? – одновременно вскричали оба.
- Чему он меня сможет научить? Он сам ещё толком ничего не умеет!
- Я не смогу представлять интересы некромантов за пределами обители, поскольку мне придётся её обучать.
- Весь фокус в том – перебил обоих Алойд – что Вам владыка Линнер и не нужно будет её обучать на территории нашей обители, все знания, которые ей полагается знать, из наших библиотек она получила еще, будучи живой. Вы будете обучать её дипломатии поведения с людьми, этому её не научили при её дворе, и не научит никто из здешних владык, Вам ли не знать. Заодно Вы не будете мелькать здесь, и раздражать владык и архивладык своим присутствием.

Над всеми вновь возникла дымка молчания. Никто уже не смотрел ни на башню, ни на духа, теперь только две пары глаз интересовали взгляды толпы. Да именно толпы, некромант – существо разумное, отрекаясь от жизни, он получает сверхразумные возможности, но в то же время он остаётся человеком, а когда людей собирается много они становятся толпой. Алойд не зря возлагает надежды на Линнера, последний научился управлять толпой людей, основываясь на этих уроках, он должен когда-нибудь научиться управлять и некромантами и не важно, что сейчас ему это не удаётся, важно другое, толпа тоже не может управлять Линнером.
- А если мы не согласны?
- С нашей стороны обязательства были выполнены полностью, девушка хотела быть некромантом, ей была предоставлена эта возможность, если она откажется, то уже мы сами объявим войну её Ордену за оскорбление нашей чести. Вас же Линнер ждёт не менее приятная участь, поверьте, я смогу найти на Вас управу – Алойд редко улыбался и как он улыбнулся сейчас, он не улыбался никогда, Линнера испугала эта улыбка, своего архивладыку он всегда только уважал, но сегодня, сейчас он поймал себя на мысли, что он боится. Именно боится.
- Вы не оставляете нам выбора.
- Нет, выбор есть всегда, только Вам самим остальные варианты не по душе. В прочем если желаете Вы можете подумать.
- Я не хочу больше думать, я согласна.
- Владыка Линнер?
- Хотелось бы конечно подумать, но, к сожалению времени, на размышления у меня совсем не осталось.
- Чудненько, обряд причастия и возвращения в Вашу оболочку проведём сегодня? – Алойд посмотрел на чародейку.
- Какую ещё оболочку – недоуменно взглянула она на архивладыку – а… да, простите архивладыка.
- Ой, какая умница, быстро учится. Линнер, подозреваю, что проблем с ней у Вас не будет.
- А я и не подозреваю, я больше чем уверен, что будут.
- Вам же не привыкать, да владыка?

Некромант опустил голову и что-то буркнул под нос. Что он сказал, услышала только чародейка и своей призрачной ножкой со всей силы наступила Линнеру на ногу. Её нога прошла насквозь ноги некроманта, поэтому последний ничего не почувствовал, но всё происходящее настолько развеселило окружающих, что не смеялся только ленивый.

В обители были роскошные сады, не смотря на мрачность среды вокруг можно было встретить цветы, которые в ближайших королевствах уже не цветут, а где-то и не цвели никогда. В то же время есть и популярные во всех королевствах розы. Некоторые люди, которым позволяют гулять по саду, удивляются, как может быть такая прекрасная жизнь там, где, казалось бы, жизни быть не должно в принципе. Розы так вообще требуют ухода, а здесь за ними никто не ухаживает. Секрет в том, что чародеи смерти обделены чувствами, в том числе и обонянием, а потому они не имеют привычки рвать всё красивое и что хорошо пахнет. В то же время никто не рискует заходить в сады, ведь всё что находится на территории сада, может оказаться проклятым. Те же, кому в сад попасть удалось, испытывают уважение и опасение за то, что им более не дозволят сюда войти и потому, как и некроманты не трогают цветов.

Всё это сыграло положительную роль на местной экологии. Можно было бы задаться вопросом, а почему сорняки не растут с той же силой, что и цветы, они бы и росли, да не тут то было. Сорняки являются одним из основных компонентов для зелий местных ведьм, которым некроманты не мешают их собирать. Вследствие чего во всей округе не осталось более ни одного сорняка, кроме мест, где сорные травы специально выращиваются, для особых случаев. А в остальном за нужными травами знахарки отправляют мальчишек выходить за территорию прокажённых. Они могут без страха доходить до границ гарнизонов, а порой и переходить их. Измазав себя мазями, которые дают им ведьмы они вызывают такое отвращение, что ни один солдат не рискует не только ударить мальца, но и вообще близко подойти к нему. Убить же ребёнка, хоть и прокажённого, есть не что иное, как страшный грех. Вот таким образом прокажённые и используют своё проклятие, как дар свободы. А мази, солдату же не объяснишь, что это лечебная грязь на ссадинах.

- Архивладыка Алойд, позвольте обратиться.
- Прошу Вас Линнер.
- Я смею просить Вас сохранить оболочку Аннабель. Если всё то, во что Вы верите правда, то есть шанс, пусть не правдоподобный, вернуть дочь её отцу, живой и невредимой.
- Не кажется ли Вам владыка, что Вы сегодня и так многого просили?
- Может и так, но сейчас Вы не оставили мне возможности выбирать и это единственное, что я могу себе позволить сделать. Положить её тело рядом с этой башней, я верю, что чародеи, обитающие в ней, не позволят телу потерять жизнь.
- И Вы владыка уверены, что в башне действительно есть чародеи?
- Я не могу утверждать наверняка, что это именно белые некроманты, но то, что там находятся чародеи, создавшие барьер в этом я уверен. Такое заклинание, не имея должной поддержки, со временем либо исчерпало бы себя, либо разнесло эту башню на куски.
- Разумно, что же, если Ваша ученица не будет против, я позволю Вам сделать так, как Вы хотите.

Впервые Линнер увидел Аннабель растерянной, она довольно стойкая девушка, легко приняла смерть и довольно быстро с ней смирилась. Её решительность даже позволила ей понять, что и как ей делать дальше, но сейчас. Сейчас она получила надежду вернуть всё, как было. Она посмотрела в глаза некроманту, она не могла плакать, но Линнер видел, как её душа рыдала, разрываясь на части. Да, она хотела вернуть себя к жизни.

- Хорошо владыка, поступайте так, как Вам будет угодно – не смотря на минутную слабость, голос чародейки звучал всё так же гордо – Мне ведь уже нечего терять, не так ли?
- Именно так.

Линнер принёс тело его ученицы, вскопал землю рядом с башней и аккуратно положил тело в получившуюся яму. Яма была не глубокой, ровно такой, чтобы поместилось тело. Дождей здесь не было, но почва меж тем всё равно была влажной. Он подошёл к башне и протянул руку. На этот раз его не откинуло, к удивлению всех присутствующих.

Ни слова не сказал некромант, но всем было ясно, что он сейчас общается с теми, кто сидит в башне. Что он им сказал, и что они сказали ему, осталось для всех загадкой, он смог пройти через барьер, он сделал то, что ни одному некроманту до него не удавалось сделать. Как спокойно он прошёл туда, так же спокойно он потом оттуда вышел. Видя удивление на лицах некоторых присутствующих он, наконец, промолвил:

- Мы можем приступить, я попросил сохранить жизнь её тела, мне обещали позаботиться.
- Пусть будет так – ответил архивладыка Алойд – приготовьте всё для церемонии. Мы Вас догоним.

Все покинули сады, направившись к храму. Алойд, Линнер и Аннабель остались. Алойд взглянул было на девушку, но Линнер поймав взгляд Алойда, спрятал её за своей спиной:

- Не без Вашего участия она стала частью меня, так зачем Вы тогда теперь просите её уйти?
- Действительно, зачем. В прочем она и так бы узнала об этом разговоре, Вы бы ей рассказали, а потому пусть останется. Мне хочется понять, почему Вы остались за стеной башни, почему Вы не вошли внутрь?
- Меня не пригласили.
- Как это? Вас ведь приняли, владыка, Вы прошли через барьер.
- Не совсем так архивладыка, пройти через барьер ещё не значит быть принятым, это всё равно, что войти в озеро и назвать себя рыбой, лишь потому, что находишься в воде.
- Они говорили с Вами?
- Да и они просили передать Вам, что они Вас простили, всех простили, давно простили, но время не пришло, а потому их обет и по сей день имеет место быть.
- Какой обет.
- Они не говорили об этом, но обещали позаботиться о ней. Я спросил, может ли она примкнуть к ним, они сказали, нет. Спросил, могут ли они воскресить её, они сказали, я сам это сделаю. А на мой вопрос, как я это сделаю, ответа не последовало.
- Ты сам должен понять, как это сделать, если ты действительно этого хочешь. В прочем я узнал, что мне надо было знать, оставлю Вас наедине ненадолго, думаю, Вам есть что обсудить. Только не задерживайтесь.

С этими словами архивладыка покинул сады и тоже направился к храму. Линнер ещё раз взглянул на башню, а после медленным шагом направился к храму.

- Куда ты, мы ведь не поговорили.
- Можно ведь беседовать и идти одновременно.
- Но, как же.
- Ты боишься? Больше не хочешь становиться некромантом?
- Боюсь, боюсь, что если я стану некромантом, живой я уже никогда не стану живой.
- В том смысле живой, какой ты привыкла быть, ты не станешь, даже если откажешься проходить причастие. Сейчас твоя духовная энергия перешла в ту стадию, когда ты можешь примерять тела, как когда-то меряла платья. Некроманты перед этим проходят годы и годы тренировок, сначала постигая магию, потом учатся контролю души, а потом управлять душой, выводя её из тела. Моё отличие от других в том, что я постиг всё это за пять лет, в то время как другие постигали не меньше чем за пять десятков. Твоё отличие от всех в том, что магии тебя учили с детства, управлять душой ты научилась тайком от отца. Но тайны управления телом познаются уже, будучи некромантом. Не переживай, новое тело внешне не сильно будет отличаться от твоего настоящего.
- Я всё равно не понимаю.
- Видела ли ты когда-нибудь одержимых? И экзорцистов изгоняющих духов?
- Да, доводилось видеть этих шарлатанов.
- Шарлатанов – Линнер усмехнулся – это не шарлатаны, хотя должен признать, шарлатаны среди них тоже имеют место быть. В одержимых вселяется бродячая душа, как правило, какого-либо из когда-то живших чародеев или иного медиума. А те самые чародеи это люди, посвятившие себя спасению людей от подобных духов. Когда-то этим занимались белые некроманты, но их не стало, и появились разные шаманы, знахари, проповедники они себя по-разному называют.
- А ты тоже можешь изгонять духов?
- Больше тебе скажу, я даже могу вселиться в кого-нибудь. Ты когда-нибудь тоже научишься, правда досада, когда сможешь, оно тебе будет уже не нужно. И ещё кое-что.
- Что?
- С этого момента обращаемся друг к другу исключительно на Вы.

Чародейка улыбнулась, дальше они шли молча, Линнер однажды был уже в храме Смерти, но сейчас шёл туда не как ученик, а как учитель и для него это был такой же первый раз, как и для его ученицы. Нельзя сказать, что он волновался, так же как и его будущая ученица, но, тем не менее, волнений подобных этому им не было испытано ближайшие лет сто.

На парапете храма виднелись статуи диковинных рептилий. А так же сидели чёрные голуби, эти птицы обитали только в этих краях и гнездились исключительно на территории храма, на крыше построены специальные комнаты, где были сооружены голубятни. Это, пожалуй, единственные живые существа, за которыми некроманты ухаживают.

Простолюдины шарахаются от ворон, встретив ворону, любой человек тут же меняет направление куда шёл, забывает, о чём думал и бросает все, что было в руках, разве что только матери детей своих не бросали. А так были случаи, когда купец, возвращаясь с ярмарки, бросал наземь всю свою выручку. Правда, купцы с тех пор поумнели и обзавелись наплечными сумками.

Другое дело, когда на пути встречается чёрный голубь, вот здесь начинается сумасшествие, причём сей факт никто так объяснить и не смог. Даже люди, обитающие на земле прокажённых, теряют контроль над собой. Некроманты же невосприимчивы к подобного рода психическому воздействию и держат этих голубей, как раз на случай беды, чтобы было чем отпугивать простолюдинов. В самом деле, не чуму же на людей нагонять, а здесь выпустил пару птиц и те ещё пару раз подумают, стоит ли лезть.

Они подошли к церемониальным дверям.

- Дальше Вам придётся идти вдвоём. Владыка Линнер, Вам не нужно напоминать, как должна проходить церемония?
- Благодарю за беспокойство владыка Строшелд, но я помню, что я должен делать. Не думал правда, что окажусь здесь так скоро.
- Вы ещё можете отказаться.
- Вынужден с Вами не согласиться владыка, я не могу отказаться.
- Ваша воля.

Линнер ничего не ответил, молча вошёл, душа Аннабель последовала за ним. Он указал жестом на каменное ложе, где уже лежало тело, судя по силуэту, когда-то бывшее девичьим.

- Чтобы не случилось, чтобы ты не увидела, чтобы не почувствовала, пока я не дам тебе знак – не вздумай шевелиться.

Некромант стал за кафедру, закрыл глаза, приподнял руки вверх:

- Морана, взываю к тебе, прости оскверняющего обычаи твои и прими сестру в ряды наши, ибо желание её служить твоей вере и морали не меньше чем у братьев Ордена нашего.

Из глаз чародея выбились искры, и разошёлся свет по всему храму, из неизвестного источника образовался странный лёгкий гул. Стоящие снаружи некроманты в ожидании смотрели за происходящим, то, что происходило сейчас – должно было произойти. Именно такие последствия были с каждым, кто рисковал нарушить каноны. И чародеи и их потенциальные ученицы разрывались на части. Морана дарует некромантам бессмертие, Морана его же и забирает, забирает вместе с жизнью и одной только ей известно, что происходит с умирающими чародеями в этот момент.

Но сейчас, сейчас происходило что-то не ясное. Линнера должно было разорвать на части, а не ослепить.

В этот момент в сознании некроманта была борьба, борьба за его жизнь, борьба за жизнь его ученицы, борьба за возможность остаться некромантом и борьба за то, чтобы принять её в Орден.

- Кто ты такой?
- Ваш слуга госпожа Морана.
- Мои слуги не нарушают мои каноны.
- Кто-то из Ваших слуг всё же это сделал, когда умертвил эту несчастную.
- Умертвил? Она мне не кажется мёртвой.
- Моя госпожа, смею настаивать, она таковой всё же является.
- Чтож, а почему это бремя ответственности на себя возложил владыка, а не архивладыка?
- Меня с ней связывает судьба, когда-то давно она спасла мне жизнь.
- Это правда является причиной, для того чтобы нарушить мой канон?
- Нет, госпожа, но это достойная причина, чтобы отдать свою жизнь в уплату долга.
- Разве не клялся владыка Линнер мне в вечной верности? Чем её долг выше моего?
- Клялся госпожа, до самой смерти клялся я служить тебе верностью.
- Так что же?
- Пресекла она смерть мою и благодаря этому жесту я могу служить Вам и далее. Разве могу я оставить без внимания этот долг?
- Да, действительно не можешь. Очень уж убедительно повествуешь. Ну, а что мой слуга, что её умертвил, он получил по заслугам?
- Ещё нет госпожа, этот вопрос ещё не был решён.
- Однако Вы владыка смеете приходить в мой храм и осквернить мои традиции. Я знаю, как поступлю, я дам Вам ровно четыре года и будьте добры владыка за это время найти того, кто виноват в её гибели, в противном случае великие муки я Вам и Вашей ученице обещаю.

Из рук некроманта разошлись ветвящиеся лучи, направленные в сторону лежащего тела девушки. Постепенно энергия обволокла её целиком, создав своеобразный магический кокон и подняв её с ложа в воздух.

На какое-то время в храме воцарилась тишина, но свет ещё оставался, висел в воздухе и кокон. В то же время из глаз Линнера свет уже не исходил.

Прошло ещё немного времени, когда перестала исходить из рук некроманта энергия создавшая кокон. Он постепенно стал опускаться ниже и ниже, пока не коснулся пола.

Вокруг уже успело снова потемнеть, но вот кокон разорвался, и взрыв света вновь озарил стены храма.

В храм медленно вошла группа тех, кого здесь принято называть чистильщиками, это те, кто не прошли обращение в некромантов, но всё равно хотели остаться на службе. Все они довольно обсуждали некроманта неудачника и его провал, что не будет больше того, кому все завидовали. А потом их улыбки куда-то стали уплывать, когда они увидели стоящего и улыбающегося Линнера, а рядом его ученицу.

Выйдя из храма, они также лишили улыбок и владык стоявших снаружи.

- Знаешь, а я тебе кое-что задолжала – сказала Аннабель
- Что?
- Вот это – с этими словами она ногой наступила на ногу Линнера, чем вернула улыбки и смех владыкам.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 12 фев 2014, 08:19

Глава VII - Безумный чародей

После обращения только первый час не доставил хлопот Аннабель. После же она поняла, что ей придётся заново привыкать ходить, не говоря уже о том, что ходить ей придётся так, чтоб не вызывать подозрений. Её учитель – Владыка Линнер, не из тех некромантов, кто будет сидеть на месте, и даже если бы он сам захотел остаться здесь и сейчас, обстоятельства всё равно заставили бы его выдвинуться в путь.

Линнер оставил свою ученицу в выделенном ему помещении, а сам направился к своему наставнику архивладыке Алойду. Его терзали сомнения, ведь на решение проблемы было дано мало времени, и приходилось спешить с решениями.

– Приветствую Вас владыка.
– И Вы здравствуйте архивладыка, позволите обратиться с вопросом?
– Пожалуйста.
– Там в храме, мне дано было свыше всего четыре года на поиски того, кто несёт разрушение против нашего Ордена. В то время, как я даже не знаю, где начинать его поиски.
– Для начала перестань себя беспокоить вопросом времени, четыре года, владыка Вы не первый кому дают сроки на решение вопросов свыше. Другим не везло, так как повезло Вам. Им времени давали ещё меньше. Не многие могут похвастаться даже годом.
– И многие справились с поставленными задачами?
– Мне известен всего один случай.
– Поведаете?
– Почему нет, со мной и сегодня не все согласны, а более тысячи лет назад никто не считался с моим мнением. Многие в Ордене меня ненавидели, а один из тогда ещё архивладык так вообще обвинил в измене правилам и принципам Ордена.
Алойд замолчал, выжидая паузу, Линнер не осмелился перебивать, внимательно слушал своего наставника.
– Всё закончилось судом Мораны. Вернуться из мира мёртвых смог только я.
– Мне кажется, здесь всё же немного другой случай.
– Почему же по твоему это случай другой?
– Потому что Вы своего противника могли лицезреть, я же своего не вижу.
– Владыка, Вы не находите, что только что сами нашли ту особенность за которую можно зацепиться, чтобы начать поиски?
– Особенность? То, что я его не вижу? Разве это осо… подождите ка. Можно допустить, что его не вижу я, даже готов допустить, что его не видит никто из Ордена. Но если мне было дано такое испытание, то и Морана его не видит иначе бы за такие деяния против её культа она скорей всего забрала бы у него свой дар.
– Прежде чем Вы решите меня побеспокоить снова владыка, я заранее Вам скажу, где Вы можете найти ответы на те вопросы, которых у Вас ещё нет. В Созлонском королевстве обитает чародей, он не принимает ни чью веру, не примкнул ни к одному из Орденов, но в то же время готов делиться своими знаниями с теми, кто пройдёт его испытание.
– Испытание?
– Да испытание он всякий раз придумывает, что-то новое. Я познакомился с ним еще, когда не был некромантом, даже не думал об этом, я был ребёнком и чтобы он показал мне магию, это нелепо, но дети любят магию, так вот он сказал мне сунуть язык в муравейник. В тот день он мне преподал первый жизненный урок, что каким бы мелким не было существо, оно может обладать большей смелостью, защищая своё достоинство, нежели те, кто больше ростом.
– Ребёнком можно было не понять и ответить глупостью.
– Удивительно, но тогда я понял суть сказанного, а ответить… не так то просто ответить, когда твой язык искусан муравьями. Потом было ещё множество испытаний, и всякий раз он придумывал что-то новое, пока однажды попросил меня к нему не приходить.
– Почему?
– Он перестал меня удивлять и его это явно обидело. Но он с удовольствием играет с теми, кого я к нему отправляю. Первый пропавший ученик, к слову сказать, тоже у него бывал. И думается мне, всё это не просто так.
– Действительно, есть повод наведаться к нему.
– Ступайте Владыка и свою ученицу Вы тоже можете взять с собой.
– Она разве готова?
– Оставаться здесь она ещё не готова.

Линнер вышел и направился в свои покои, действительно, некроманты ещё не привыкли к присутствию чародейки и пока он не разгадал загадку привыкать они, и не обязаны. Идя по коридорам, он встречал осуждающие взгляды, но что он ещё мог сделать тогда, его изначально посылали для того, чтобы он сделал то, что сделал. Так что уже нет смысла оглядываться назад. Впереди его ждало очередное путешествие, он уже и не помнил даже, сколько их было всего.

Но этот разговор с архивладыкой Алойдом лишь ещё больше его запутал. Получается, кто-то из некромантов научился прятаться от Мораны, но кто это мог быть, ни один из владык не пропал без вести, пропадали только ученики. А ученикам это не под силу. И здесь ведь нельзя сказать наверняка, что виной всем пропажам один и тот же некромант. Линнер не присутствовал на всех местах пропажи, а потому не обладал такой уверенностью. Ученики и раньше пропадали, правда не в таком количестве. Не все сразу постигают навык воскрешения, именно поэтому их долгое время ещё испытывают, чтобы принять в послушники некромантии. Послушники в свою очередь уже не покидают обитель, и только став мастером некроманта могут направить с каким-либо заданием куда-либо.

Линнер когда-то был как раз тем самым мастером, которого так же отправляли с заданиями. Как правило было заранее известно, что будет в том или ином случае, что никто не захочет иметь с некромантами дел и потому все мастера возвращались ни с чем. В то же время Линнер был первым мастером, кто со своего первого задания вернулся с положительным результатом. Завистники посчитали, что повезло. Потом его везение принесло пользу второй и третий раз. Когда он вернулся с седьмого задания, про везение уже никто не говорил. Чем чаще Линнер уходил из обители, тем больше козней против него строили.

Когда он вернулся с очередного задания, его обвинили в том, что он практикует и другие магии, кто-то говорил, что он призывал на помощь сторонних чародеев или людей для своих тайных дел. И именно архивладыка Алойд направил Линнера на испытание владыки. Это вызвало массу возмущений, но в то же время никто не препятствовал, все были уверены, что Линнер не справится и Морана заберёт его и что самое главное Алойда – зазнавшегося архивладыку. Но последнему, как, оказалось, везёт не меньше чем его приемнику. Линнер прошёл испытание и стал владыкой. После этого его на какое-то время оставили в покое, все были уверены, что став владыкой он прекратит свои странствования, но нет, даже после этого он не стал пленником обители, а продолжает навещать правителей решая дела некромантов.

Со временем у владыки Линнера стали появляться и сторонники. Были те, кто не был способен справиться с заданием, а задание было действительно важным для Ордена и они шли за советом, а иногда и за помощью, некромант никому не отказывал.

Но сейчас все как будто бы позабыли про всё, что он для них делал, в то же время каждый слово боялся сказать. Понимая, что это его стезя найти того, кто губит их собратьев, кто-то смотрел с осуждением, а кто-то с сочувствием. Но однозначно можно было сказать одно – ни один из присутствующих не хотел бы оказаться на его месте.

Он дошёл до своей обители, встретившись взглядом с Аннабель сказал:

– Нам пора в путь, собирайтесь.
– Да учитель.

Больше они не сказали ни слова. У стен обители есть уши и порой они настолько велики, что не успеешь сказать что-то, как об этом уже узнают в другом корпусе.

Чародеи это люди, отличающиеся особым складом ума, некроманты же к этому уму имеют дополнительно ещё и особый склад хитрости. Линнер же не участвовал в жизни этого клубка теней и потому многие удивлялись, как он хоть будучи довольно хитрым чародеем, не пользовался этим навыком и притом добился больше тех, кто старательно к этому шли.

– В другой раз мы бы поехали верхом, но тебе нужно привыкнуть к новой оболочке, а потому мы пойдём пешим ходом. Это в двух королевствах отсюда. Хорошим шагом дня три пути, твоим же, пожалуй, неделя.
– А почему нельзя перенести эти учения на то время, когда нас не будут хотеть убить?
– Потому что тогда мы отложим эти учения навсегда.

Довольно резкая форма ответа, но в то же время даже получив, казалось бы, бессмертие они оба сейчас рискуют жизнями. Действительно, когда ей успеть привыкнуть к новому телу.

Сумерки покрыли землю, и повеяло прохладой. Правда некроманты этого не почувствовали, единственное, на чём отражается изменение температуры это на скорости движения тел. Холодные кости передвигаются медленней чем тёплые. Вес холодных масс больше, и трение не такое, как у тёплых костей.

В небе появились совы и летучие мыши. Да, проклятая земля, но вот они беззаботно парят в небесах в поисках такой же беззаботной пищи на земле, где одни видят проклятие, другие находят свой дар обитания.

Аннабель довольно тяжело давалось движение конечностями, особенно поняв причины, что в обители было теплее, чем снаружи она то и дело пыталась пользоваться заклинаниями, чтобы хоть как-то согреться. Но силы чародейки покинули её и ещё не вернулись, даже не смотря на то, что она теперь не бестелесная. В то же время некий прогресс всё же был, она могла разжечь пусть и маленький, но огонь, значит не всё потеряно и у неё будет шанс вернуть себе былое могущество.

Любой другой некромант на месте Линнера запретил бы подобную практику, но не Линнер, он верил, что найдёт способ вернуть ей её жизнь в прежнем обличии, а дальше уже она сама бы решила, что ей больше по душе, быть некромантом или чародейкой. Всё-таки насильно не заставишь, к некромантии нужно идти добровольно.

Они шли, не останавливаясь и было видно, что это тяготит Аннабель, но она не сдаётся и старательно подаёт вид, что ничто её не беспокоит. Где-то вдали показался свет огней. Они направлялись прямо на него.

– Не нравятся мне эти огоньки.
– Предлагаете обойти учитель?
– Не нужно, мы ничего не потеряем, если выйдем им на встречу. Только, пожалуйста, позволь общаться с ними буду я.
– Хорошо владыка.

Впереди уже стали слышны голоса, перед ними встали восемь верзил на фоне которых Линнер казался маленьким сучком среди массивных дубовых веток.

– Стоять, кто такие, куда направляетесь?
– Очень уж на некромантов вы двое похожи!
– Некроманты? Невежа – ответил владыка – я мастер тёмных наук чародей Риннел, а это моя ученица, она дала обет молчания ибо если скажет хоть слово в течении года страшные проклятия падут на тех, кто будет рядом с нею.

После этих слов толпа как-то разлетелась в стороны, кто-то даже в кусты спрятался. И выждав несколько минут, один из толпы вдруг спросил:

– А некромантов в округе не видали?
– Нет, не видали, откуда такое мнение, что раз чародей то обязательно должен видеть всех чародеев с далека? Это Вам дружинникам в этом вопросе легко, Вы своих сразу видите, нашему же брату приходится прятаться в тени. А почему такой интерес к некромантии? Может быть Вы пойдёте ко мне в подопытные? Зачем Вам некроманты, моя магия не хуже.
Толпа разбежалась ещё дальше, один только смельчак не убежал. Но отвечал уже дрожащим голосом:
– На некромантов нынче все деревни в округе отлов водят, есть слушок, что девок наших портят, воруют, убивают.
– И зачем им это, они же мёртвые?
– А почём нам знать, но честь деревни отстоим, в обиду наших девок не дадим.
– Да да, вижу я, как братья твои в кустах честь отстаивают. А главное, как быстро среагировали, тренировались видимо долго.
– Ну, Вы это, полегче с выражениями то, не то не посмотрим, что Вы некромант – верзила осмотрелся по сторонам и только сейчас понял, что стоит один – ладно, раз Вы не некроманты, можете проходить.

Некроманты пошли дальше всё тем же лёгким шагом, в то время как шаг толпы дружинников значительно изменился в скорости в большую сторону. Люди уходили всё дальше, у Аннабель на лице появилась лёгкая улыбка, а после и вовсе засмеялась.

– Ну и лица у них были, я еле сдержалась, чтобы что-нибудь не сказать.
– Тогда бы они ещё и на тёмных чародеев сезон охоты бы открыли, очередная ссора нам не нужна. Меня другое удивляет, почему они вообще здесь были. Кто их сюда прислал, кто распускает слухи о некромантах.
– Есть какие-то догадки?
– Конечно, если эти болваны не знают, как выглядят некроманты то, потому что им просто забыли рассказать об этом, а сделано это было нарочно, потому что рассказывал сам некромант, который прекрасно понимал, что, не смотря на их глупость, им всё же хватит ума догадаться, что перед ними стоит такой же некромант.

Дальше они шли молча, Линнер погружённый в свои мысли, а Аннабель продолжала привыкать к новому телу.

В пути до чародея им предстояло пройти через две деревни, но Линнер не хотел рисковать, если началась охота на него, то явно не просто так, он идёт по правильному пути и кто-то старательно пытается ему помешать. Их на подступах к деревням пытались остановить, следовательно, в деревне найдётся кто-нибудь более сообразительный. И этот кто-нибудь уж обязательно бы догадался, кто же перед ними на самом деле стоит.

На радость некромантов до деревни они дошли поздней ночью, спали даже те, кому волею судьбы было уготовано стоять на посту и бить в барабан, если вдруг увидит кого подозрительного. В такой темени, правда, нельзя было кого-либо разглядеть, но Линнеру не нужны глаза, чтобы видеть души живых, этому же он начал учить и Аннабель. Во всём нужно находить положительные черты, сегодня прячась от сельчан, учитель обучал свою ученицу чувствовать души.

Деревня была уже далеко позади, когда взошло солнце, они по прежнему шли молча, как будто ожидая чего-то, ту бурю перед этим затишьем.

Впереди показался ещё один отряд. И как и первые решили познакомиться с путниками:

– Стой, кто идёт?
– Я мастер тёмных наук чародей Риннел, а это моя ученица, она дала обет молчания.
– А выглядите, как некроманты, а у нас распоряжение старейшины – сжечь всех некромантов в округе.
– И много уже некромантов пожгли?
– Нет, Вы первые кого нашли, вот сейчас костёр организуем, спалим, и будете первыми. Такая честь – судя по последним словам Линнер понял, что этот воевода не настолько глуп, насколько был глуп предыдущий – Может, на прощание сказать чего-нибудь хотите?
– Может и захочу, но если надо будет, скажу и той жабе, в которую тебя превращу. К слову знаешь ли ты невежа, что некроманты не могут ходить по земле при солнечном свете? Они рассыпаются и превращаются в пыль от одного солнечного луча. Знаешь ли ты, что по живой земле они также ходить не могут? А потому обитают на кладбищах.
– Нет, не знал – с дрожью ответил дружинник, то ли испугавшись превращения в жабу, то ли того что чуть не спалил не виновного – извините, я Вас больше не задерживаю.

Линнер с Аннабель ушли и окраин деревни, когда ученица спросила:

– А на обратном пути, какие сказки придётся им рассказывать?
– А на обратном пути сказки рассказывать, вообще не придётся. Этот вояка за нас всё расскажет и то, что я ему наговорил, разнесёт по всем деревням и своего ещё чего-нибудь придумает, а потому к нашему возвращению все будут думать, что некроманты живут под землёй и едят кротов.

Вторую деревню было решено обойти, это конечно заставило сделать крюк, но в то же время избавит от лишних вопросов и не приятных ситуаций.

Ещё одна причина, по которой Линнер выбрал именно путь обхода, заключалась в том, что деревня находилась в горном перевале, там был снег, холод и влажный воздух. Шёл бы он один – не задумываясь, пошёл бы напрямик, но из-за Аннабель он не мог себе позволить такого решения.

В итоге они обошли деревню и вышли на тропу, где не было ни одной живой души, что несколько удивило некроманта, даже в обители некромантов есть жизнь, пусть не такая бурная, как в других обителях, деревнях, городах, но она есть. А здесь нет даже насекомых.

– Учитель, Вас что-то тревожит?
– Ты что-нибудь чувствуешь?
– Нет.
– Вот именно это и тревожит.
– Я Вас не понимаю.
– Вокруг нет жизни, – Он остановился, посмотрел назад. Подумал, а после присел – впереди дорога в никуда. Мы пришли Аннабель, присядь, подождём, пока нас будут готовы принять.

Она присела, не много времени прошло, как впереди появился силуэт. Который постепенно превращался в фигуру, а после и вовсе стал походить на человека. Линнер встал, Аннабель последовала за ним. Фигура приблизилась к путникам, и Линнер увидел лицо пожилого старца с молодой, как у ребёнка душой.

– Приветствую Вас дети Мораны – обратился он к некромантам – меня зовут Нерог, с какой целью пожаловали?
– Мы от владыки Алойда – ответил Линнер – у нас есть некоторые сложности и так вышло, что только Вы сегодня можете нам помочь.
– Сегодня? А завтра?
– А завтра нас может уже и не быть.
– Вижу, Морана ограничила Вас во времени – Линнер удивился, он впервые увидел живого человека, да мага, но способного отличить метку Мораны, а ведь этот старец, он даже не владыка, но что-то в нём выдавало великого чародея – да, Алойд меня на этот раз порадовал. Вы пока первый путник, кто так быстро догадался, что у этого пути нет конца. Ваш предшественник двое суток шёл по этой дороге.
– Именно по поводу моего предшественника я и пришёл побеседовать – Вмешался в разговор некромант, поймав паузу чародея.
– Я обязательно отвечу на Ваши вопросы, но порадуйте старика. Я должен был бы понять Вас, Вы пришли с интересом вопроса жизни и смерти, но у меня нет дара жизни, а потому Ваши интересы я понять не могу. Но готов пойти Вам на встречу, если Вы пойдёте навстречу мне.
– Как я понимаю, выбора у меня нет, Вы возможно что-то от нас хотите?
– Выбор у Вас есть всегда, Вы ведь можете сдаться и уйти.
– Нет, такого выбора у меня нет и всё же, вернёмся к моему вопросу, Вы ведь не просто так заговорили про свой интерес.
– Да интерес у меня есть, но интерес к Вам лично, девушку мы пожалеем, она участвовать не будет. Разрешаю наблюдать, итак Вы согласны?
– Согласен – На этом ответе Линнер поймал переживающий взгляд ученицы, а потому ответил ей – чтобы не случилось, помни, всегда может быть намного хуже, а потому не стоит переживать, нужно радоваться, что это хуже не случилось.

Эти слова вызвали у чародея улыбку, он долго смотрел Линнеру в глаза, а после продолжил:

– Мне нужно понять, готовы ли Вы к испытанию.
– Испытание для того, чтобы понять готов ли пройти испытание? Вы действительно удивительный человек.
– Не нужно лести владыка, итак Вам нужно ответить на три моих загадки.
– Я готов.
– Начнём с того, что полегче. Что не отбрасывает тень?
– Ничего себе полегче – вмешалась Аннабель – разве это полегче?
– Юная чародейка, если Вы себе ещё раз позволите вмешаться, Вы в лучшем случае будете просто изолированы с этой дороги, дожидаясь своего наставника в своём мире. Мне кажется мы условились, что участвует только Ваш учитель.
– Простите.
– Линнер, Ваш ответ?
– Тень.
– Как-то Вы быстро догадались. Тогда следующий вопрос, что идёт не имея ног, убивает без клинка и лечит без бальзама?

Линнер улыбнулся, когда-то эту загадку он слышал ещё юношей, от одного чародея, но он был уверен, что у него было тогда другое лицо, сейчас начал в этом сомневаться.

– Мне кажется, Вы уже задавали однажды мне эту загадку и тогда я не смог дать Вам на неё ответ.
– Да, хотя ответ был настолько близок к Вам.
– Правильный ответ время, но я не понимаю, почему Вы сказали, что ответ был близок.
– Я поставил перед Вами песочные часы, которые Вы разбили от злости, когда не смогли найти правильный ответ. Тогда последняя загадка. Вы готовы?
– Готов.
– Что способно принести боль, когда присутствует и когда отсутствует.

У Аннабель уже открылся рот от возмущения, но поскольку женское любопытство её со смертью не покинуло, она всё же нашла в себе силы сдержать эти порывы. Линнер задумался, посмотрел вдаль. Потом на чародея, и спросил:

– А Вам она способна причинить боль?
– Думаю, что, как и Вам, вижу, Вы догадались, какой Ваш ответ Линнер?
– Мой ответ – Линнер выдержал паузу глядя на ученицу – это правда.
– Верный ответ. Вижу, Вы готовы пройти испытание.
– И после него Вы ответите на мои вопросы?

Чародей не ответил.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 04 мар 2014, 19:03

Глава VIII - Испытание огнём

Маг провёл некромантов в не ясно, откуда взявшуюся пещеру, когда закончился тоннель, они оказались в Зале полном света. Линнер поймал себя на мысли, что не ведает, откуда этот свет попадает. Освещение периодически стало изменять цвет, то лучи были белые, то жёлтые, а то и вовсе зелёные. Всё это уже вызывало удивление, пока цвета не расплылись радужным калейдоскопом. После чего чародей обратился к гостям:

– Готов ли ты, юный некромант, пройти испытание огнём?
– Испытание огнём?
– Отвечай да или нет.
– Да, готов.
– Сейчас ты отправишься туда, где твоя Богиня не способна тебе дать ни сил, ни бессмертия. Сейчас у тебя есть возможность передумать, потом я тебе такого дара предоставить не смогу. Уверен ли ты, что справишься?
– Уверен.
– Ты готов рискнуть своим существованием?
– Готов.

Линнер стоял с недоумением глядя на старца, он бы и рад сейчас развернуться и уйти, но он отчётливо для себя определил, что обязан дойти до конца, каким бы этот конец не был. Если суждено сгинуть в пучине времени, что же, да будет так. А пока у него есть шанс, шанс победить и он сделает всё, что в его силах, чтобы пройти испытание.

– Не нужно презрения в глазах, ты ведь ещё не знаешь, на что сейчас будешь обречён.
– Так давайте приступим, я и узнаю.
– Твоя воля. Впереди тебя ждёт арена, тебе нужно будет сразиться с чудовищем. Выбирай оружие.

Некромант подошёл к стенду с оружием, выбрал одноручный меч, лёгкий щит, шлем и доспехи. Ему и так было нелегко в этом помещении, а эти латы ещё больше сковывали его движения.

Он не представлял себе, как будет сейчас размахивать мечом, но в то же время теперь уже выбора у него не было.

Чародей лишь показал рукой вперёд, указывая направление, куда идти. И Линнер пошёл, ни разу так и не оглянувшись, а между тем за его спиной закрылись врата. Осмотревшись по сторонам, он понял, что попал на арену со скалистой местностью:

– Зачем так жестоко со мной? Мне и по ровной поверхности в этих железяках ходить тяжело, а здесь ещё и по скалам топать, эээ… это ещё что такое.

Линнер успел отскочить, невесть откуда прилетел огненный шар, как раз на то место, где он стоял. Он повернул голову в то место, откуда по его мнению можно было метнуть этот шар, но никого не увидел, что его очень сильно удивило, скала то высокая, слезть с неё так быстро… каким бы шустрым не была зверюга, как минимум сложно.

Недолго длились размышления некроманта, ещё один шар чуть было не настиг его. Та же реакция, но движения по-прежнему скованы доспехами. Только сейчас Линнера осенило, что шары эти падают не с вершин скал, их траектория полёта берёт начало выше, намного выше. Он поднял голову вверх и тут же упал наземь. Вверху кружил крылатый ящер, а из уст некроманта донеслось:

– Быть не может, это же дракон…

Третий огненный плевок не заставил себя долго ждать, и Линнер понял, что сидеть и ждать попадание прямой наводкой – не самая лучшая идея. Только сейчас он обрадовался скалам, потому что у него есть возможность спрятаться на какое-то время, чтобы обдумать план своих действий.

Чародей, он ведь мог и не отбирать у него силы Мораны. Дело в том, что вокруг нет ни одного мёртвого тела, да и и душ тоже не наблюдалось. А всё остальное дракону никак не навредит. Удивлён Линнер дракону был не зря, его Орден – так уверенно держащий позицию «не вмешиваться в дела живых» буквально истребил всех драконов. Их останки хранятся сейчас в обители некромантов, лишь некоторым архивладыкам по силу оживить их кости и только архивладыка Алойд способен поднять скелет дракона в воздух. Видимо это одна из причин, по которой с ним считаются, что просто боятся его силы.

Некроманты не имеют привычки истреблять живых существ потехи ради или для того, чтобы потом из них создать армию бессмертных, драконы не стали исключением. Орден старательно вёл на них охоту лишь потому что драконы в свою очередь вели охоту на некромантов. В одиночку ни один некромант не способен был одолеть даже больного детёныша, здесь приходилось работать группами. Очень много детей Мораны пало в те дни, но некроманты добились своего – устранили реальную угрозу.

И вот теперь перед ним одно из тех древних чудищ, а там снаружи смотрит за происходящим чародей, который эту детину ещё и контролировать, способен, да кто же ты такой то, старец…

Размышления Линнера прекратились после очередного огненного шара летящего в его сторону, слепящее яркое пламя. Огненное извержение превратило часть скалы в кучу маленьких обгоревших камушков. Где-то пламя ещё не погасло.

Пламя дракона – его главное оружие. Оно выжигает все магические способности и чем сильнее чародей, тем опаснее для него свидание с драконом. Одно Линнер уяснил довольно таки быстро, латы здесь не помогут, и наоборот будут мешать. От пламени дракона они не спасут, а движения сковывают.

Тем временем дракон сел и стал оглядывать окрестность, явно потеряв свою игрушку, но чуя её запах. Линнер же зайдя со спины, кинул в него свой доспех, железо звякнуло и отлетело в сторону. Да, так его точно не победить, дракону не понравилось столь дерзкое поведение и вместо привычного огненного шара, он стал образовывать огненную стену, которая своё направление держала как раз в сторону некроманта.

Юный чародей отличался смелостью, но смелость всегда граничила с безрассудством, а потому он не стал дожидаться, когда это пламя его испепелит и поспешил скрыться.

Дракон, снова потерявший свою игрушку, стал сшибать хвостом вершины скал, последние разлетались на куски и падали в разные стороны. И после того, как один из таких камней настиг некроманта, Линнер понял, что и щит он выбрал не очень удачно. Ещё два или три таких удара и от щита ничего не останется.

Где-то там снаружи за всем этим наблюдала его ученица, она с ужасом смотрела за тем, как этот крылатый ящер громит театр военных действий. Она, как и Линнер была в курсе того, что это и какую судьбу крылатые чудища сыграли в истории некромантов. А потому очень ей не хотелось сейчас оказаться на месте своего учителя. Только сейчас её вдруг посетили вопросы, а что будет с ней, если её учитель сейчас не справится. Выпустит ли её этот бородатый старец, и если выпустит, как её решить другую проблему не менее страшную – клятву данную Моране, ведь только Линнер знал, где искать.

А некромант меж тем не сдавался, спрятавшись за одной из скал, он выждал момент, когда драконий хвост направился со свистом в сторону той самой скалы. Бросив меч навстречу летящему хвосту, он тут же поспешил спрятаться от удара.

Не было ясно, то ли меч вонзился в хвост, то ли хвост вонзился в меч, но раздался дикий рёв животного, и уверенно можно было сказать одно – дракону было больно. Настолько больно, что глаза заплыли кровью, на несчастье Линнера его тень бросилась ему в глаза, и невероятно сильное пламя нахлынуло в сторону некроманта.

Некромант сам не понял, как он ещё не сгорел в этом пламени, всё-таки интуиция в этот миг была на высоте. Камни вокруг буквально плавились и превращались сначала в песок, а потом и в стекло, настолько высока была температура вокруг. Линнер бежал, бежал быстро и не глядя, куда и зачем бежит. Вокруг всё горело, дымилось и плавилось.

Его взгляд поймал лужи металлического цвета, когда-то это было его доспехом. Гнев дракона не утихал, а между тем, что с ним делать некромант так и не придумал. Пламя становилось всё слабее и слабее, ящер явно устал. Но у него нет ничего, ни меча, ни щита, ни доспехов.

Вдруг послышался голос старца:

– Я вижу, у тебя нет оружия, желаешь взять новое?
– Желаю – Линнер думал, что выиграет время, пока ему позволят подойти к стенду с оружием и придумает, как бороться со зверем, да не тут то было.
– Принимай.

Рядом с некромантом появился лук и колчан стрел. А меж тем дракон уже знал, где его искать. И только Линнер подобрал дары, как очередная волна гнева обрушилась на него. Снова горели стены, и пламя пыталось его настичь, да не тут то было. Линнер не родился ведь некромантом, жизнь его не баловала, а потому играть в прятки приходилось довольно часто, а что такое магия он тогда не знал.

Ослеплённый яростью дракон извергал столько пламени, что не заметил, как его потенциальная жертва просто потерялась в неизвестном направлении и теперь он просто сжигает воздух.

А Линнер между тем оказался в тылу дракона и прицельно выпустил в брюхо ящеру стрелу. Попал, дракон перестал извергать пламя и, пикируя, рухнул, где-то за скалами.

Врата не открылись, а значит, поединок продолжается. Неужели он хочет, чтобы я его добил? – подумал Линнер.

Некромант направился в сторону упавшего дракона, тайно подкрался и с ужасом ринулся бежать обратно, а крылатый ящер, ожидавший его в засаде, меж тем взмыл в воздух и продолжил свою игру в «горящие пятки».

И в этот раз некроманту удалось спрятаться.

– Так не бывает – произнёс Линнер – Нет раны от меча, его хвост чуть не напополам разорвало от того удара, а сейчас ни царапины, стрелы нет, раны от стрелы нет. Это не обычный дракон, у тех, что истребили другие некроманты уже бы и железы закончились и от ран бы умерли. Да к тому же их пламя не способно было плавить камни.

Дракон пролетел мимо, а после развернулся и полетел в сторону Линнера. Некромант встал, выбросил стрелы и лук. И направился в сторону дракона.

– Вижу, ты снова безоружен, хочешь попробовать что-нибудь новое?
– Нет.
– Ты будешь биться с ним голыми руками?
– Да.
– Но у тебя нет сил Мораны, ты не некромант, ты не человек.
– Разве это важно?

Старец замолчал, а дракон приближался всё ближе и ближе. Из пасти летящего ящера вновь посыпались языки пламени в сторону Линнера.

Некромант развёл руки по сторонам и проговорил:

– Моя сила, в моей слабости. В моей смерти моё бессмертие. У тебя ящер нет слабостей, а потому нет силы. Тебя нет, ты не существуешь.

С этими словами он погрузился в пламя.

Пламя дракона прошло через Линнера, следом насквозь пролетел и сам дракон, а потом исчез. Постепенно стали исчезать и скалы. Вокруг остались только голые стены и потолок, а также открытые врата, которые, похоже, и не закрывались вовсе.

Некромант направился в сторону выхода, за своей наградой. Не зная наверняка, будет ли чародей с ним вообще разговаривать, он то ведь ничего ему не обещал. Но некоторые моменты Линнер для себя всё же уяснил. Первое – он понял, почему он не видит своего врага и почему его не видит его Богиня. Здесь на арене его духовная энергия была скрыта от всех глаз, сколько ещё таких закрытых пространств существует? Сейчас он этого не знал, но был уверен, что есть ещё. Второе есть силы, которые ему не подвластны. И эта схватка с драконом лишь укрепила его уверенность в своих силах. Не каждый некромант может похвастаться тем, что победил дракона, да ещё и без магии.

Куда идти дальше? Этим вопросом можно будет задаться после ответов старца. К тому же он ещё у него в гостях, его никто не отпускал.

Линнер вышел из зала арены и на свету оглядел своё тело, он был полностью в саже. Неужели дракон был настоящим, но как тогда ему удалось выжить. Нет, дракон не обязан был быть настоящим, так же как и эта сажа не обязательно сажа. Он по-прежнему не чувствует своих сил, сил некроманта, а значит даже не смотря на то, что он видит сейчас перед собой чародея, его испытание не окончено.

– Какой безрассудный поступок – вдруг нарушил тишину старик – люди ведь так не поступают, люди боятся умереть.
– Люди да, боятся умереть и при этом не боятся жить, а мне жизнь всегда казалось ещё страшнее смерти. Эдакий постоянный круговорот страхов и сомнений. Награда за смелость получить то, что тебе на самом деле то и не нужно вовсе.
– Да, владыка Вы ещё больше разогрели во мне интерес, постараюсь к следующей нашей встрече подготовить, что-нибудь более интересное.
– Встреча? А она будет?
– Почему бы и нет, за Ваш поединок я, пожалуй, должен был бы Вас обучить призыву дракона.
– Какая прелесть, Вы хотите научить меня призывать дракона?
– Нет, я всего лишь сказал, что Вы этого заслуживаете, но я не стану этого делать. Один из братьев Вашего Ордена уже был мной неудачно обучен, не собираюсь повторять эту ошибку вновь. Я знаю, кто Вы и что из себя представляете, но, тем не менее, призывать драконов будете учиться у себя в обители, учителей там хватит. В то же время есть одно заклинание не известное никому из некромантов. В прочем из Вашей линии магии, почему-то ни у кого к нему не возникло интереса, зачем, когда можно призвать дракона. Вот этому я Вас и обучу, тем более что там, куда Вам суждено будет отправиться, эта магия будет более полезной.
– У меня есть вопросы.
– Конечно, есть, но правильно заданный вопрос уже хранит в себе ответ. Что же владыка Линнер хочет узнать? Что ко мне приходил первый пропавший ученик? Да приходил, что он спросил? Он спросил можно ли каким-нибудь образом вырваться из оболочки этого мира. Как я уже говорил, правильно заданный вопрос уже хранит в себе ответ. Конечно же, я подверг его испытанию, не скажу, что его испытание было сложнее Вашего, оно было легче, возможно он и не так был талантлив, как Вы Линнер показали себя сейчас, но в то же время не могу не признать, у него были гениальные идеи. Никому из Вашего Ордена не пришло в голову задаться теми вопросами, которыми задался он.
– Он действительно может убить некромантов?
– Линнер, не разочаровывайте меня. Убить некроманта ведь может даже дитя, случайно уронившее на Ваш плащ свечу. Ваши одежды всегда настолько сухи, Вы ведь не потеете даже в самую сильную жару, а потому вспыхнете так, что ничто Вам уже не поможет. Другое дело, вернутся оттуда. Вас интересует другой вопрос, куда он отправляет якобы убитых некромантов. Только изоляция от Мораны способна дать некроманту ту самую мнимую смерть. Но это ещё не значит, что они на самом деле мертвы Линнер. Я открою Вам маленькую тайну, каждый пропавший ученик к тому же ещё и даёт ему новые знания и его силу. Не смотря на строгое распоряжение Ваших архивладык, не отправлять учеников из обители их продолжают отправлять и скоро в сети этого дарования станут попадать и владыки. К слову, он так же знает теперь и про Вашу ученицу, как Вы надеюсь, понимаете, теперь Ваши шутки про тёмного мага будут не актуальны.
– Да где же он тогда?
– Опомнитесь владыка, Ваша Богиня намного сильнее меня в знаниях. А даже ей не по силам его разыскать. Мне поверьте тоже, но Вы не беспокойтесь, он сам найдёт Вас. Когда посчитает себя быть Вас достойным. Он зауважал Вас, Вы случайно нарушили все его тайные планы. В первый раз, когда спасли дитя, второй, когда спасли свою ученицу.
– Кто он такой?
– Думаю, на этот вопрос он сам Вам в своё время ответит.
– Как мне его найти?
– Я уже отвечал Вам, он сам Вас найдёт. Однако я согласен, есть вопрос, что делать, если он вдруг решит от Вас скрыться, не рассчитав своих сил. К этому вопросу мы ещё вернёмся, а сейчас владыка Вам нужно отдохнуть. Завтра приступите к практике нового заклинания.

С этими словами чародей исчез, а перед некромантом и его ученицей вдруг возник новый коридор, куда они поспешили проследовать. Да, некромантам не нужен был сон, отдых нужен был их телам, а так же чародею. А потому им всё же придётся какое-то время пробыть в этом помещении.

Линнер в свою очередь обнаружил ещё и ванную комнату, куда поспешил, чтобы отмыться от сажи. Не то чтоб она ему сильно мешала, но кто знает, когда ещё он удосужится оказаться у воды, а обратно добираться в теле, покрытом сажей, было бы затруднительно. Путь итак будет не лёгок.

Некромант лежал в воде и размышлял, он снова был у тупика и хочется пойти налево, и хочется пойти направо, и вперёд, и назад, но со всех сторон стены. Стены, глухие стены, а теперь ещё и вода, какая-то странная вода. Только сейчас он обратил внимание, что вода парализовала его тело, он мог слышать и видеть, размышлять, но двинуться он не мог.

Невольно он дёрнулся. Оболочка осталась на месте, душа вырвалась. Рядом стоял чародей. Он проводил Линнера до его ученицы, та не замечала его. Она была уверена, что её учитель находится в ванной комнате.

Некромант коснулся её, но девушка не заметила. А после чародей сказал:

– Как видишь Линнер, есть множество форм жизни, Ваша дисциплина признаёт только форму души и тела, но сейчас ты находишься в моём подсознании. Я тебя впустил в свой разум. Твоя задача теперь познать практику сознания. Ты должен научиться пропускать в своё сознание и тогда у тебя будут задатки для того, чтобы проникать в чужое.
– Этому Вы хотели меня научить?
– Нет, конечно же. Линнер не расстраивай меня, я только что сказал, что тебе придётся учиться этому самому, а ты снова ждёшь, что я за тебя что-то буду делать. А по поводу обещанного заклинания, тебе не придётся читать книг, как ты привык. Ты уже это умеешь.
– Я не понимаю.
– Подсознание, на этом уровне ты уже получил новый навык, разве ты не имеешь опыта призыва существа?

Этот вопрос поставил некроманта в тупик. Никогда в своей теперь уже довольно долгой жизни он не практиковал магию призыва существ. Но в то же время сейчас он чувствовал, что может вызвать древнего монстра. И чувство это усугублялось уверенностью того, что он это уже делал и делал не раз.

– Разве это возможно? – не выдержал Линнер.
– Нет ничего не возможного, пора бы уже привыкнуть.

С этими словами чародей исчез, а Линнер вновь оказался в ванной, погружённый в тёплую воду. Его одежда или точнее то, что он называл своей одеждой, ибо другие люди, кроме как тряпками это бы не назвали, была чиста. Причём чище, чем была, когда некромант эту вещь только в руки взял.

Он встал, оделся и направился к ученице.

– Мы с тобой засиделись.
– Не поняла.
– Нам пора, здесь наше задание было выполнено.
– А как же старик?
– Он больше не придёт. По крайней мере, не в этот раз.

Линнер оказался прав. В одно мгновение они вновь очутились в лесу, где ещё несколько дней назад видели дружинников.

– И что теперь будем делать?
– Искать.
– Где?
– Там, где всё началось. Вот только тяжело туда будет пройти, да и практика мне нужна – он осмотрелся и увидел здоровый дубовый пень, судя по всему, молния попала в дерево, местные жители растащили, что смогли на дрова, а пень остался никому не нужным – это подойдёт.
– Я снова Вас не поняла учитель.
– Садись, говорю – с этими словами он встал на пень, развёл руки и стал медитировать.
– Неужели Вы хотите заставить пень полететь? – Засмеялась Аннабель – никогда не летала на пнях.

Но смех её продлился не долго, земля под пнём задрожала, и на какой-то миг Аннабель показалось, что пень действительно полетел. Какая-то сила рванула их вперёд, сотрясая всё на своём пути.

Когда ей хватило сил подняться, она видела, как пень, на котором стоит её учитель неведомой силой несётся вперёд и что самое невероятное всё что встречается на пути, будь то дерево или камень тут же отлетало в сторону ещё до того, как их пень успел приблизиться.

Судя по подземной вибрации Аннабель поняла, что этот пень тащит какое-то животное, но ей было не ясно, какое именно. Да и не известны случаи, чтобы какая-нибудь подземная животина возила пни или того не понятнее вырывала с корнями деревья и камни.

На пути показался довольно мощный валун, подвинуть который способен не каждый чародей. И даже группа здоровяков-силачей с большим трудом смогла бы что-то поделать. Аннабель только и успела осмотреть этот валун в полёте, как их пень поехал дальше не теряя скорости. А её учитель тянул руки вперед, словно указывая направление, через какое-то время повернул их налево, после чего пень сменил направление.

Позади ездоков виднелись раскиданные деревья и камни. На счастье некроманта местное население давно просило власти провести что-то хотя бы издали похожее на дорогу, поэтому его практика призыва осталась замеченной только для Аннабель, да и та не смогла понять, что же происходит.

Что её удивило ещё больше, она абсолютно не чувствовала духовной энергии этого монстра. За столь короткий срок времени именно находить частицы душ ей удалось научиться без нареканий. Она нашла эти самые частицы даже в пне, на котором они сейчас стояли. Это были частицы, как самого дерева, так и частицы молнии природного происхождения.

В какой-то момент земля перестала трястись. Линнер открыл глаза и опустил руки.

– Что случилось? – озадаченно спросила Аннабель, она ещё не успела изучить это явление, чем была крайне не довольна – И когда Вы успели выучить это заклинание? А меня этому научите?
– Дальше мы пойдём пешком.
– Вы хотя бы скажете, куда мы направляемся?
– К королеве Эвелине.
– Не то ли это дитя монархии, что Вы спасли и о котором говорили с чародеем?
– Именно. Я должен выяснить, почему именно их королевство было выбрано для расправы над некромантами. Почему убили тебя мне в целом ясно, в союзе с Вашим Орденом любой из магических Орденов способен если не стереть некромантов из памяти человечества, то, по крайней мере, максимально ослабить. А вот зачем им именно это королевство мне пока не ясно и не исключено, что королева в опасности. Задайся я этим вопросом раньше, может быть, у меня сегодня было бы больше ответов на мои вопросы. А может быть, и не было столь любопытной ученицы.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 07 апр 2014, 16:47

Глава IX - История заговора

Врата города были закрыты, по стенам лениво бродил часовой. Небесное светило село за горизонт около четырёх часов назад и ночь хранила королевство, а замок охранял покои королевы Эвелины.

Некромант усыпил бдительность стража, введя его в состояние дрёмы, когда ещё не спишь, но в то же время и не бодрствуешь. Той же силой, которой они добрались до королевства, он открыл врата, на этот раз Аннабель удалось заметить какую-то странную костяную конечность.

– Что это такое? – не выдержала она.
– Очень древняя магия. Ты, возможно, хочешь, чтобы я тебя научил ей, но я не могу этого сделать, по той же причине, по которой ни один архивладыка не сможет научить меня заклинанию призыва дракона. Просто твоего опыта на сегодняшний день ещё не достаточно.
– А когда будет достаточно, научите?
– Не исключено.

Они прошли, и врата вновь закрылись. Они прошли, и охрана проснулась, страж ужаснулся на мгновение, что пропустил кого-то из врагов, пока спал, потом его осенило, что он не единственный страж в королевстве, и он успокоился. Откуда ему знать, что в минуты его дрёмы в этом же состоянии находилась и другая стража.

Некроманты вошли в залы замка. Линнер уже ходил не единожды по этим коридорам, но тогда он был с официальным визитом, а сейчас, не смотря на то, что он всё ещё является другом королевы, он не имел желания официально заявлять о своём визите. К тому же, именно сейчас он явился не к ней.

– Мы кого-то ищем? – спросила Аннабель.
– Да, человека приближённого к семье монарха.
– Насколько приближённого?
– Настолько, чтобы знать обо всех планируемых поездках, но при этом не иметь возможности знать, что будет происходить внутри замка.
– Почему именно так?
– Потому что этот человек мог, скажем, отравить еду, а он этого не сделал и совсем не потому перед этим пищу пробуют дегустаторы. С возможностями нашего врага можно было бы подобрать такое заклятие, что разить будет нужного человека или даже нужных людей. И кулинария не единственный способ на самом деле. Зачем было выбирать столь сложный способ. Случайно оказавшийся рядом некромант, не был единственной возможностью избежать жертв. Было ещё много не случайных факторов, которые так же могли повлиять на ситуацию.
– Учитель, а почему Вы уверены, что этот человек до сих пор в замке?
– Потому что пропади он ни с того ни с сего, у стражи появятся вопросы. И они сделают всё, что в их силах, чтобы найти того, кому можно их задать. А покровительства от того, ради которого он предал монарха он не дождётся. Ему-то нужно было поспособствовать ликвидации всех. Какой смысл от всей операции, если осталась наследница.

Линнер приоткрыл дверь и вошёл в спальную комнату. Он медленно и тихо подошёл к кровати и зажёг свечи. В кровати лежал упитанный мужчина.

– Спит – сказала Аннабель – будем будить или подождём?
– Будем будить.
– Вы или я.
– Сможешь без физического контакта.
– Я могу попробовать.
– Пробуй.

Аннабель подошла поближе к спящему чиновнику и вознесла руки над его головой. Прошло две минуты, как лоб покрылся холодным потом, несчастный вскочил и, оглядывая всё вокруг сонными глазами, наполненными ужаса, забормотал:

– Нет, я не знал, простите, я не знал. Простите меня – осмотревшись и увидев гостей в своей спальне, он уже менее трусливым тоном продолжил – кто вы такие, что вам нужно, я сейчас позову охрану.
– Охрану Вы не позовёте, нужно нам знать о том, что Вы сейчас увидели и явно хотите мне рассказать, а кто я такой, думаю, Вы и так прекрасно знаете и помните. Как считаете, диалог у нас с Вами получится?
– Я не понимаю о чём Вы.
– Ну как же, о том, как Вы предали монарха, как продали его и его семью. Кстати, удовлетворите моё любопытство, что они Вам пообещали. Однако, если не знаете с чего начать, можете начать с того, кто Вы и как Вас зовут.
– Да как Вы смеете. Я Гзонеш, я министр внешней политики королевства. Я позову охрану, и Вас вышвырнут отсюда.
– Послушайте Гзонеш, никакую охрану Вы не позовёте, потому что прекрасно понимаете, что если придёт охрана, то вслед за ней явится, и королева Эвелина и ей будет очень интересно знать, с какой целью я к Вам явился. Но пока её здесь нет, и мы можем поговорить в спокойной обстановке. Так что, будем отвечать на мои вопросы?
– Вы умеете убеждать, позвольте и я задам вопрос, Вы же её друг, так почему Вы меня не сдали?
– Вот именно потому, что друг, я Вас ей и не сдал.
– Вы меня сами убьёте?
– Убить? Убить было бы слишком лёгким наказанием.
– И Вы после этих слов, правда, думаете, что я стану отвечать на вопросы?
– Конечно, думаю, Вы уже поняли, что Ваши ответы по большому счёту мне на самом деле то и не нужны.
– Тогда зачем Вы здесь?
– Скажем, для успокоения совести или может даже души. Я знаю все Ваши грехи Гзонеш, но, к моему сожалению, я не знаю чужих грехов. А именно, кто именно Вас на это надоумил. Я прекрасно понимаю, что всё это Вам особо то и не выгодно. Монарх был очень уж любезен к Вам, не подозревая, какую змею пригрел у себя на груди. Тем не менее, Вы ещё живы и Вам дано право на реабилитацию. Заметьте, Вас никто не пытает, и на костре Вас не сожгли, а как Вы думаете, стоило бы?
– Я живу в страхе, никакие Ваши пытки и рядом не стояли с тем, что я переживаю каждый день.

Линнер вздохнул. Снова осмотрел комнату. Потом продолжил:

– Богатые блюда, на роскошной посуде. Плохим аппетитом страдаете? Не отвечайте, Ваши бока за Вас уже ответили.

Он жестом руки показал чиновнику, что сейчас не желает его слушать. Подошёл к стене и продолжил:

– Там, находится сторожевой пост. Как думаете Гзонеш, нам действительно следует позвать охрану и выяснить, стояли рядом пытки или нет?
– Не надо.
– Будем говорить?
– Будем.
– Вот и славненько. Итак, мой первый вопрос, кому Вы рассказывали о передвижении монарха?
– Служителю святого слова, я потому и подумать не мог, что всё так выйдет, я думал, церковь призвана оберегать, а потом раз и такое – Гзонеш вспотел и с ужасом взглянул на некроманта – сам служитель, к слову сказать, совсем умом тронулся. Сейчас в лазарете лежит, говорил, мол, дух какой-то в голову к нему вселился и с ним беседы водил.
– Много обещал?
– Добрый господин, вдумайтесь, о чём Вы говорите, разве я нуждался в средствах? Я потому теперь и дрожу в страхе от одной мысли разоблачения, что куда мне податься? Кому буду нужен ещё? Никакими земными ценностями меня не подкупить.
– Да, земными не подкупить. Обитель для души обещал, если поможешь, да? И поверил?
– Верно, толкуете. А оно вон как вышло.
– Почему сразу не рассказал?
– А кто бы мне поверил? Разве не знал я, что нельзя об этом говорить? Знал. И неважно служитель святого слова то или простолюдин. Не имел я права языком болтать. А на счёт боков…

Гзонеш встал с кровати и подошёл к зеркалу, пристально разглядывая своё довольно упитанное тело.

– Вы видите перед собой не обиженного жизнью человека, но поверьте до того случая мои бока были более внушительны. Сегодня много средств, связей, времени потратил на поиски тех, кто это сделал. И всё впустую.
– Не впустую Гзонеш, не впустую. Именно благодаря этому Вы частично отвели внимание того, кто это натворил на себя, чем оказали мне услугу. Именно благодаря этому я сейчас с Вами разговариваю здесь, а не в каземате. Говорите, служитель умом тронулся? С духами разговаривает? Можете устроить мне с ним встречу?
– Вы сами можете с ним устроить себе встречу, он в лазарете общем лежит, охраны у него нет.
– Чтож, значит, Вы сейчас пойдёте с нами и покажете, где он лежит.
– Лазарет принимает только завтра с утра.
– Завтра с утра будет уже поздно, поздно возможно было уже вчера. Так что поднимайтесь Гзонеш.

Некромант помог чиновнику собраться и одеться, а после составил ему компанию, провожая до выхода из залы. Остановив тем же жестом, что и требуя молчания, он снова усыпил охрану и провёл их через врата.

– И это называется охрана – бросил чиновник, глядя на спящих солдат.
– Таким заклинанием обладают не многие некроманты, да и не каждый другой чародей способен на такое. И, как правило, все те, кто на это способен, доставят Вашей охране неприятностей, даже если они будут в сознании, да такие, что Ваши солдаты ничего не смогут сделать.
– И что прикажете, отказаться от охраны?
– Ну, нет, зачем, чародеев бояться не нужно. У людей почти не осталось ничего того, что было бы нужно магам. Скоро даже ведьмаки будут брезговать Вашим обществом, чего уж говорить до некромантов.
– Но Вы же здесь.
– Лишь потому, что кое-кто из смертных смел, потревожить покой Мораны.

Поймав взгляд Линнера, чиновник не рискнул более задавать вопросов и пререкаться. Дальше они шли молча. А Аннабель осматривалась по сторонам, она никогда не была в городах людей и с удивлением смотрела на ту или иную вещь в этом чуждом для неё мире.

Они дошли до лазарета и Гзонеш оказался прав, впускать их отказались, сославшись на то, что прийти можно будет только утром. Линнер, конечно же, мог усыпить и смотрителя лазарета, но кто тогда проводит его до больного.

– Уважаемый, я извиняюсь, конечно – сказал некромант – но у нас очень срочное дело к одному из Ваших больных, неужели Вы думаете, что мы бы стали Вас беспокоить средь ночи? Меня Вы допустим, не знаете, но уж господина Гзонеша я думаю, Вы знать должны. Так что будьте добры проводить нас к больному.
– А какой у Вас интерес к больному?
– Дело особой важности. Вопрос его жизни и смерти, а так же возможно, что жизни и смерти её величества.
– Вы не первый, кто интересуется этим господином.
– Как давно им интересовались?
– Да вот буквально перед тем, как Вы подошли, я даже уснуть не успел, думал он же и вернулся, а тут Вы. Ему тоже сказал утром подойти.
– Ну что же, теперь Вы просто обязаны нас провести и чем быстрее, тем лучше, а то боюсь к утру, Вашего больного мы уже не увидим.
– Как это не увидите? У нас ещё никто не пропадал. Мы тщательно следим за этим. У нас строго очень, репутация знаете ли.
– Вот пока её Вам не испортили.
– Это угроза?
– Милейший, я Вам не угрожал и не собираюсь. Просто проводите нас к больному.

Продолжая ворчать что-то себе под нос, смотритель всё-таки согласился провести ночных гостей. Они подошли к комнате с больным и ничего не вызывало подозрения, как вдруг Линнер заметил стоящий кувшин с водой. Поднёс к нему руку и прочёл какое-то заклинание.

– Эй, Вы что это? Порчу тут наводите?
– Нет, скорее наоборот, эта вода отравлена.
– Вы же её и отравили.
– Одумайтесь, а ещё ответьте себе на вопрос, а с каких это пор у больных кувшины с водой стоят?

Последний вопрос сильно озадачил смотрителя, никогда они не ставят воду у больных, их водят поить в другие комнаты. Есть мнение, не безосновательное, что вода сама по себе может быть переносчиком болезней, а потому вопрос некроманта остался без ответа.

Вдруг ни с того ни с сего с кровати подскочил больной:

– Пить, дайте мне пить.

Линнер остановил его заклинанием и, усыпив бдительность, уложил обратно в кровать.

– Странно – продолжил смотритель – это душевнобольной, он должен быть привязан к кровати. Я прикажу наказать сестёр.
– Нет вины сестёр милосердия в этих происшествиях. Не они виноваты в том, что кто-то пронёс отравленную воду. И не в их воле было развязывать Вашему больному руки.

Комната не имела окон, но в ней лежало ещё несколько человек. Он осмотрел каждого, нет, это действительно больные люди, виновник происшествия уже покинул место преступления уверенным, что хранитель тайны увидит последний сон, испив воды из кувшина.

Хранитель монастыря стоял, молча оглядываясь, не зная, что ему делать. Уже сбежались сёстры милосердия, которых никто собственно то и не звал, а некромант, воспользовавшись суетой, подошёл к больному, тот уже пришёл в себя.

– Вы помните кто Вы?
– Да, я служитель святого слова.
– Так уж и святого?
– Да святого – обозлённо ответил собеседник – если Вам не нравятся мои ответы, зачем спрашиваете?
– Я разве сказал, что они мне не нравятся? Мне всегда нравились людские заблуждения. В прочем давайте продолжим. Вы знаете, кто хотел Вас отравить?
– Я даже не знал, что меня хотели отравить.
– Какой счастливый человек, его убивают, а он даже не знает об этом.
– С чего Вы взяли, что я счастливый? – Уже раздражённо заговорил больной – ничего я не счастливый.
– Вы знаете, почему Вы здесь?
– Я говорил с духом, но мне никто не верит, эти глупцы, они мне не верят.
– Вы говорили с духом или он с Вами?
– Разве есть разница?
– Конечно, Вы можете говорить и с кроватью, но это ведь не значит, что она Вам ответит и будет с Вами разговаривать.
– Он говорил со мной, он просил меня делать страшные вещи, я не хочу… я не хочу

Больной съёжился, укрылся одеялом до носа и с испугом ребёнка стал смотреть по сторонам, глядя то на некроманта, то на Гзонеша, иногда на хранителя и сестёр. А потом он увидел ученицу Линнера, его немного перекосило, он в испуге лёг, полностью укрывшись одеялом:

– Уходите, я больше ничего не знаю.
– Знаете, любезнейший, знаете. И пока Вы мне это не расскажете, я не уйду.
– Вы меня убьёте.
– Зачем, я ведь наоборот Вас спас.
– Не Вы, она меня убьёт, она с Вами, а Вы с ней, она меня убьёт.
– Она не такое ничтожество, как Вы, убивать существо вызывающее только жалость, будет ниже её достоинства. Я задам Вам всего один вопрос, Вы на него ответите, и мы уйдём, Вы согласны?
– Хорошо.
– Дух, который с Вами разговаривал, он ведь не с рождения с Вами разговаривает. После разговора с кем, Вы стали его слышать?

Больной заметно занервничал, мотая головой по сторонам давая понять, что он был бы не против ответить, но без свидетелей.

Линнер подошел, поближе давая возможность ответить шёпотом на ухо.

– Наш верховный пастырь

Некромант удивлённо посмотрел на бедолагу, тот лишь в ответ нервно помотал головой, делая жест, что он не врёт.

– Благодарю тебя добрый человек, будь впредь осторожен. Очень многим людям в последнее время Вы живым мешаете и этот лазарет не лучшее убежище для такого, как Вы. А теперь, как и обещал, мы уходим.
– Спасите меня.
– Я не могу этого сделать. Люди не единожды пытавшиеся добавить неприятностей Ордену Мораны – при этих словах у хранителя и сестёр расширились глаза, у кого-то в них читался ужас, у кого-то презрение и отвращение – не достойны её покровительства. У её величества я бы на Вашем месте помощи тоже бы не просил, повелит казнить.

Не дожидаясь ответа, некромант поманил ученицу, Гзонеш вопросительно взглянул провожающим взглядом Линнеру, тот ответил жестом, что более не нуждается в нём и вместе с Аннабель покинул лазарет.

– Как странно – нарушила молчание девушка – он меня узнал, даже не смотря на то, что это тело несколько отличается от моего собственного, а я его узнала, только когда он начал истереть. Линнер, Вы же знаете учитель, что его смерть, его смерть может удовлетворить меня.
– Не сможет она удовлетворить тебя, месть, это вода, которую пьёшь, а жажду меж тем утолить не можешь. Не переживайте прекраснейшая Аннабель, если Вам так хочется его смерти, смею заверить, что этому человеку не долго осталось находиться в этой оболочке. Он слишком много сделал сам и слишком много знает о том, что сделали другие.
– Куда мы направляемся?
– В гости к самой юной королеве.
– Она точно будет нам рада?
– Вам не уверен, мне будет, но Вы со мной, а значит, ей придётся смириться с Вашим присутствием.

Когда они дошли до замка, уже было утро, пройти незаметно было не возможно, в прочем и не зачем. Стражники узнали некроманта и не стали препятствовать его проходу. Один только, кто был одет в лёгкие доспехи, побежал докладывать о госте. Линнер шёл медленно давай возможность стражу доложить, а королеве привести себя в порядок и сделать вид, что с самого утра она ждёт столь важного для неё гостя.

Они снова прошли по тем залам, по которым бродили этой ночью, но шли уже в другом направлении.

– Здравствуйте Эвелина
– Здравствуйте госпожа Эвелина.
– И я Вас приветствую мой любезный друг Линнер, кто Ваша спутница? Вы мне её представите? Мне доставляет неудобство здороваться с незнакомыми мне людьми.
– Она не человек, она так же как и я некромант, это Аннабель, дочь того чародея, который не так давно нагнал ужас на войска людей на территории двуречья, я знаю, Ваших войск там не было, но я так же знаю, что Вы в курсе того, что там было. Сегодня Аннабель является моей ученицей.
– Мне казалось, у некромантов не бывает учениц, а если бы я попросила, Вы бы и меня взяли в свои ученицы?
– Ваше величество, мы оба знаем, что у Вас совсем другая судьба, но должен признать я считаю Вас достойной стать моей ученицей. Однако я к Вам по делу.
– Вы всегда приходите по делу Линнер, хоть бы раз пришли просто так.
– Увы, моя королева, времена нынче не позволяют ходить к Вам в гости просто так.
– Позвольте, а когда же они Вам это позволяли?

А она повзрослела, поймал себя на мысли некромант, стала умнее, а ведь совсем ещё ребёнок. Тяжело это, когда снаружи дитя, а внутри взрослый человек.

– Вы правы, времена мне этого никогда не позволяли, но сейчас, я пришёл рассказать Вам, кто виновен в смерти Ваших родителей.

И Линнер поведал о случившемся ночью, и он снова увидел слёзы, на красивых глазах королевы.

– Зачем, зачем Вы мне это всё рассказали Линнер? Вам меня не жалко? Вы хотите сказать, что во всём виноват казначей, я верю Вам, но мой отец считал его самым преданным ему.
– И правильно делал, Гзонеш не ведал, что делал, он не осознанно стал соучастником.
– Я повелю его казнить.
– Простите королева, но это не самое разумное решение.
– Почему?
– Потому что сейчас у Гзонеша есть несколько путей, один из которых скрыться из королевства и умереть где-нибудь в чужом королевстве, убийц нынче много развелось, другой путь это его совесть, которая его убьёт со временем. Третий путь, промолчать и поэтому я Вам всё рассказал, чтобы Вы знали от кого ждать нож в спину. И четвёртый он придёт и во всём раскается. И будет Вам самым преданным стражем, который у Вас только был. Он умрёт за Вас.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 01 июн 2014, 07:18

Глава X - Ведьмий глаз

Раскрыть заговор оказалось не очень просто, но ещё сложнее было понять, что делать дальше. Было ясно, что за всем этим стоит верховный пастырь, но кто это и где его искать. У некроманта была идея по этому поводу, но очень уж он не хотел поступать именно так. Однако смирившись с тем, что у него просто нет иного выбора, он покинул замок королевы, а после и само королевство.

Аннабель уже не спрашивала, куда они идут, было ясно, что даже если её учитель и скажет, куда они идут, появится ещё один вопрос зачем, а следом за этим появятся и другие вопросы. Люди, они тратят много времени на разговоры, и совсем мало на поступки, перекладывая свою ответственность на других. Он был мне должен или нет, она была должна. Но нет, на самом деле никто никому ничего не должен. Мы сами себе что-то должны. И вот сейчас она следует за учителем, потому что должна себе так поступить.

Двое суток они шли по холмистой местности не говоря ни слова, к удивлению обоих люди на их пути им не попадались. Они вышли на равнины, трава на которых не так давно высохла и была кем-то сожжена.

Линнер посмотрел на свою ученицу и произнёс:

– Тебе совсем не интересно, куда мы направляемся?
– Интересно.
– Но ты не спросишь?
– Нет, не спрошу.
– Почему?
– Потому что Вам самому не терпится это рассказать, а потому мне надо только подождать.
– За тем лесом – он показал рукой вдаль – за тем лесом будут болота. Это не простые болота, в них обитают ведьмы из рода Айвлин. Их род был проклят и обречён гнить в этих болотах.
– А кто и за что их прокляли и зачем мы к ним идём?
– Один некромант из нашего Ордена. Ведьмы имеют очень древний и могущественный артефакт, он хотел им воспользоваться в своих целях, они отказали. В ответ на это он их проклял, заточив себя в этот артефакт.
– Сдаётся мне, с тех пор не очень жалуют они некромантов.
– Да, нас они не любят.
– Но мы всё равно к ним идём?
– Да, нам нужна их помощь.
– И они нам помогут?
– Да, потому что им нужна наша помощь, хотя они об этом и не знают. Эти ведьмы, мне было поручено решить проблему с ними, это я к ним направлялся, но меня окатила грязью карета, а позже я спас дитя её владельца.
– То есть, если я правильно поняла, Вы сами не знаете, что нас ждёт.
– Ну почему же, знаю, один раз они меня сожгли и два раза варили в котле. Но фантазия у них богатая, надо отдать должное, в последний раз перед казнью мне обещали, что превратят в лягушку и отдадут на растерзание цаплям.
– Я ещё больше не понимаю, зачем мы туда идём.
– Мне нужен их артефакт, без него нам этого пастыря не найти.
– Хочется верить, что Вы знаете, что делаете учитель.
– Мне тоже хочется в это верить.

Лес, по которому они шли у нормального человека вызвал бы отвращение, а у некроманта наоборот вызвал восхищение, некоторые виды живых существ сохранились только здесь. Люди боятся их внешнего облика и истребляли нещадно. Чем-то это болото издали напоминало ему обитель некромантов.

К некроманту подбежала ерза, выглядит как крыса, только пальцев на каждой лапе по четыре, зубы не настолько остры, как у крыс, а шерсть покрыта ядом.
Линнер топнул ногой по земле, махнул рукой и крикнул:

– Брысь!
– Зачем Вы её прогнали учитель?
– Когда-нибудь ведьмы покинут эти края, а это животное, не смотря на то, что травоядное, единственная живая тварь в округе, которая опасна для человека. Ведьмы уйдут, придут люди и будут истреблять всю живность так или иначе предоставляющие для них угрозу. Так пусть знает, что к людям приближаться нельзя.
– Это кто это здесь себя хозяином почувствовал – вдруг раздалось издали – не в своём болоте не командуй.

Вокруг вдруг раздался свист, и масса любопытных взглядов со всех сторон стали разглядывать некроманта и его спутницу.

– Ну, привет красавчик, смотрю купание в котле, настолько понравилось, что ещё и подружку привёл.
– И тебе быть здравой Гельда, вижу бледная вся, тебе бы куда-нибудь отправиться, позагорать, а то в Ваше болото солнце то совсем не попадает.
– Дерзить удумал?
– Ни в коем разе, помочь хочу.
– Уже не раз пытался, и каков итог, два раза на костре сожгли и восемь раз сварили, а ты опять свой нос в наши края заволок. Уйди сам, не переводи наши дрова и воду.
– Что случилось, с дровами стало туго или с водой?
– Да нет красавчик и воды в достатке и дров, устали мы с тобой бороться. Ты же паразит такой опять явишься, снова будешь нашу живность шушукать.
– А я ведь, правда, помочь явился.
– Себе помочь не в силах, а нам решился.
– Правда твоя, себе помочь не в силах, а потому я помогу вам, а вы мне.
– Твой брат нас сюда упёк, почему мы верить должны словам твоим?
– Хотя бы затем, что восемь раз варили и два раза сожгли, а я вам так ничего в ответ и не сделал, должок за вами.
– Ну что же, допустим, и что же ты хочешь, как помогать будешь?
– Проклятие снять хочу, а вы взамен мне человека одного отыскать поможете, дела не добрые с его подачи творятся, надо бы мне с ним повидаться, побеседовать.
– Да будет так красавчик, но помни, раз ты нам поможешь, раз мы тебе не более.
– Не пойдёт, ещё одно условие.
– Какое такое условие?
– Двое вошло сюда, трое уйдут.
– Как так трое то? Некроманты детей делать не умеют, разве что мёртвых, да тел живых давно уж не хоронили.
– Своё заберём, ты знаешь о ком я.
– Обиды на него не держим, он сам себя больше чем нас наказал.
– Помнишь ли слова, что он сказал, перед тем как заточить себя? Мне нужно слово в слово.
– Мы слова те даже записали, да уже лет сто как бьёмся, разгадать не можем.

Ведьма подвела Линнера к камню, тот посмотрел на него и задумался.

– Не первый ты некромант, что приходил после этого, сколько мы вас жгли, резали, варили, а толку никакого.
– Так вы неверно поняли проклятие, давай вместе прочтём. До тех пор, пока раб Мораны не попросит у Богини смерти прощения за Вашу дерзость не покинуть Вам земель здешних.
– И где же мы неверно поняли то?
– Некроманты не рабы смерти, мы её слуги. Рабами становятся те, кто были преподнесены в жертву. И не просто убитые, а сами желавшие этой смерти.
– Так красавчик, тебя вот варили, мог и попросить.
– Нельзя быть и рабом и слугой одновременно, равно как нельзя умереть дважды. Жертву нельзя выбрать путём жребия или заставить. Только добровольная смерть.
– Как зовут тебя некромант?
– Владыка Линнер.
– Попроси, пожалуйста, у своей Богини, чтоб со мной не очень строго была, эти не пожертвуют себя ради остальных, я была единственной, кто не был против помочь твоему брату.
Некромант не успел понять, что она имела в виду, как ведьма выхватила нож и вонзила его себе в грудь. Последнее что она успела произнести:
– Прими же меня в дар Морана.

Безжизненное тело упало наземь.

В тот же миг одно из деревьев задрожало и из него выпало тело. Бледное с трупными пятнами, после того как оно зашевелилось Линнер понял, кто перед ним сейчас лежит. Он обратился к нему:

– Архивладыка Минок. Моё имя Линнер, обращаются ко мне владыка Линнер, меня послали за Вами.
– За мной? Владыку? Архивладыкам видимо не льстит возвращать себе подобных?
– Простите мне мою дерзость архивладыка, но до меня приходили шесть архивладык, и никому из них не удалось сделать то, что удалось сделать мне.
– Смог сделать то, что оказалось не по силам архивладыкам? Видимо какой-то особенный, скорей всего остальные тебя ненавидят. Тогда помоги мне справится с этими ведьмами.
– Архивладыка, Вы на ногах то ели стоите, а продолжаете жаждать мести?
– Как ты смеешь мне дерзить? Ты всего лишь владыка.
– Гнев затмил Ваш разум, они обещали, что не тронут Вас, не то бы давно уже разорвали на части, так много боли и страданий Вы причинили им своим проклятием. Но они простили Вам это, простите же и Вы их.
– Моя Богиня не учит меня прощению.
– Может и так, но слышите ли Вы её глас?
– Я может и отвык от тела и силы ещё не до конца вернулись ко мне, но слух не потерял.
– И что же она Вам говорит?

Архивладыка Минок замолчал и его без того белое лицо побелело ещё больше. Глаза расширились, он пошатнулся, посмотрел на Линнера, потом на Аннабель и произнёс:

– Так это правда? Но как же так, неужели не было иного выхода?
– На всё воля Мораны.
– Но я не понимаю.
– Моране не нужны рабы, но она не откажется от слуг. А поскольку именно Вы прокляли ведьм, то и Вам нести эту ношу.
– От меня отрекутся все некроманты Ордена.
– Неужели это ещё хуже, чем сидеть в заточении собственного поступка, неужели Вы за всё это время ни разу не сожалели о содеянном?
– Сожалел, конечно же, но я и представить себе не мог, что всё так далеко зайдёт.
– Архивладыка Минок, я думаю, моя миссия выполнена, Вы сами знаете, как должны поступить. Я знаю, я не имею права у Вас что-либо просить и тем более требовать, но ситуация в которой я сейчас оказался не оставляет мне другого выбора.
– Говорите владыка, я действительно перед Вами в долгу, а должником оставаться мне бы не хотелось.
– Ваше проклятие, мне нужно познать это заклятие.
– Мне оно принесло лишь разочарования и признаться делиться с тобой им не хочется не столько из жадности, сколько из того, что не желаю тебе пережить то, что пережил я. Ты действительно хочешь, чтобы я тебя обучил этому.
– Боюсь, у меня правда не будет другого выбора.
– Понимаю.

Некроманты сели друг напротив друга и подняли руки. Из их глаз исходил свет, а вокруг была аура неясной энергии. Все маленькие ветки, сучки, камни, пылинки раздуло в стороны. Пустота образовала круг, в центре которого сидели два мага, никто не рискнул к ним приблизиться, а если бы и рискнул его или её тут же отшвырнуло бы в сторону.

Они просидели так какое-то время, и Аннабель стала переживать за своего учителя, ей показалось, что Архивладыка вытягивает душу из Линнера, но когда на её глазах всё это действо стало прекращаться, она успокоилась.

Архивладыка Минок встал первым:

– Прощайте владыка Линнер, я надеюсь, мой долг уплачен?
– Вполне Архивладыка, Вы дали мне даже больше, чем я смел бы просить.
– Вы владыка ещё не поняли, что попросили, пожелаю Вам не испытать того, что испытал я. Прощайте Линнер, меня ждут, теперь я ещё больше буду ценить каждую минуту свободы.

Он отошёл в сторону, где было не так много деревьев, прочёл какое-то заклинание, поднял руки до уровня плеч, было видно, что свет исходит уже не только из его глаз, но и из пальцев его рук. Ведьмы всё это время внимательно наблюдавшие за происходящим, разбежались в разные стороны, глядя на то, что происходит и, ожидая чего-то ужасного.

Но на этот раз им ничего уже не грозило.

В небе показалась яркая вспышка, и что-то белоснежное стало приближаться к опушке, где стоял некромант.

Не смотря на то, что никакой опасности по-прежнему не исходило, новый гость ещё больше напугал ведьм, он был ещё далеко, а уже вселял ужас. Что-то летело и Линнер это видел и чувствовал, более того это видел не только он, а про чувство ужаса, ему некроманту уже несколько сотен лет не знакомое, говорить не стоило. А между тем именно чувство ужаса он видел в глазах и на гримасах несчастных женщин и без того уже настрадавшихся за последние пару сотен лет.

Линнер позволил себе подойти ближе к архивладыке, когда светило приблизилось настолько, что его стало возможно разглядеть невооружённым глазом. Это был какой-то древний ящер, не дракон, но не менее опасный. Причём это был не просто ящер, а его призрак, т.е. он был бестелесный. Не удивительно, что всё живое вокруг попряталось по углам и щелям. Никогда ранее Линнер не видел таких змеев, не удивительно, что Минока не только терпят в Ордене, но и так долго старались вернуть, не смотря на его скверный характер. Архивладыка меж тем, сел на спину ящеру, помахал рукой некроманту на прощание и его верный друг и товарищ унёс его в облака.

И только Аннабель по-прежнему стояла и смотрела на происходящее, не понимая ничего, и глядя на учителя ждала объяснений.

– Я сам не знаю, что это за змей – прервал молчание Линнер
– А что он имел в виду, когда говорил, что от него отрекутся все некроманты Ордена?
– Ах да. Слышать голос Мораны тебе пока не дано. Ведьма, которая принесла себя в жертву, попала в царство Мораны. И она, не желая видеть у себя рабынь, нарекла её слугой и отправила обратно в мир живых. Так что в Ордене теперь две женщины ставшие некромантами, архивладыке Миноку же в наказание за его проклятие суждено теперь стать её учителем.
– Но они же ненавидят друг друга.
– В этом вся сложность их испытания.
– Даже не знаю, кому легче мне и Вам или им двоим.
– Не нужно искать лёгких путей.

Линнер повернулся к ведьмам:

– Свою часть уговора я выполнил, теперь за вами черёд.

Перепуганные змеем ведьмы, стали выползать из чащи одна за другой озираясь вокруг, словно ожидая возвращения змея. Они собрались вокруг некроманта и дерева возле которого появился архивладыка.

– Чего же ты хочешь? – прошипела одна из них.
– Вы хоть и были заточены в этом болоте и не могли его покинуть, но благодаря своему артефакту можете следить за всем, что происходит вокруг. Если не ошибаюсь, вы зовёте его ведьмин глаз.
– Один уже пытался заполучить артефакт, закончилось всё проклятием. Неужели ты думаешь, что освободив нас от проклятия, которое некромант и сотворил, мы отдадим тебе наш глаз?
– Я не прошу вас мне его отдать, я прошу вас помочь мне отыскать одного человека, очень сильно виноватого перед моим Орденом, перед ней – Линнер указал на Аннабель – и ещё много перед кем.

Ведьмы стали между собой что-то обсуждать. Было видно, что исполнить обещание они хотели, но боялись, что Линнеру этого окажется мало.

Некромант между тем стоял, молча наблюдая за происходящим. Пока в разговор не вмешалась Аннабель:

– Вы получили, что хотели, теперь дайте нам то, что мы хотим, и мы уйдём.
– Хорошо, говорите, кого именно вы хотите найти?
– Служитель святого слова, он стоит за многими делами, а мне не известно в какой обители он сейчас скрывается. Подозреваю, что без вашей помощи прольётся много невинной крови.
– Дорога, по которой пришли, она имеет распутье перед тем, как дойти до нашего болота. Вот поверните туда и найдёте того, кого ищете.
– Я знаю эту дорогу, она видёт к пустой обители, там уже несколько веков никто не обитает.
– Разве тот, кто жаждет спрятаться, обязательно должен быть у всех на виду?
– Но это же безрассудно, зная, сколько людей, жаждут его смерти.
– Ведь не зная того, что мы сказали, ты бы истребил все обители, а в ту бы так и не зашёл. Да и потом не все люди знают о нём. Кто кроме тебя и твоей спутнице знает о том, что произошло?

Линнер задумался, он ведь даже своему Ордену не сообщил о том, что знает. Ему остаётся только верить в то, что архивладыка Минок передаст всё то, что ему поведал Линнер. Если б не рассказать о случившемся, то Минок не согласился бы поведать о технике проклятия.

Рассуждения ведьм показалось Линнеру здравым, он жестом поманил Аннабель и направился обратно.

– Прощайте добрые женщины, и простите за те страдания, что были доставлены нашим Орденом. Спасибо за помощь.
– И ты прощай некромант, вежливости не обещаем, сам знаешь, почему и Ордену твоему в наши края лучше не захаживать, но тебе, будем рады.

Некромант помахал ведьмам рукой, проявляя жест дружелюбия, и отправился своей дорогой. Не все в его Ордене способны проявлять сочувствие живым. Преследуя свои интересы, некроманты часто не задумываются о том, что делают, что-то во вред другим. А ему Линнеру, приходится после исправлять чужие ошибки. Нет, не вызывает у него это особого удовольствия, но и выбора другого у него нет и пожалуй никогда не было.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 28 июн 2014, 18:58

Глава XI - Глас святого слова

Линнер и Аннабель вышли на дорогу, о которой говорили ведьмы и направились в сторону заброшенной обители святых. Правда, некроманты не признавали святость этих земель, но признавали то, что это святое слово достаточно глубоко проникло в сознание людей. Множество королевств прониклись их верой и преподносят жертвы и дары их адептам. В то же время оказывают разные почести, а иногда передают в помощь свои армии. Именно последние жесты милосердия заставили некромантов задуматься о безопасности не только их Ордена, но и человечества в целом. Ведь древние Боги не будут довольны тем, что их не почитают так, как почитают вымышленного Бога. А это чревато последствиями в виде потопов, пожаров, землетрясений.

Люди, раса безумных существ считающих себя разумными. Сколько бы вещей человек не придумал и не изобрёл, сегодня он никчёмен против воли Богов. И даже Морана – Богиня, не страдающая тщеславием, и та пострадала от деяния священников.

Потому Линнер просто обязан найти источник всех этих бед, найти и положить этому конец.

– Учитель – вдруг нарушила молчание Аннабель – я всё хотела Вас спросить, да как-то не решалась.
– О чём?
– А Вы убивали когда-нибудь?
– До того, как стать некромантом, да. На тот момент, по долгу службы.
– А после?
– А после, после того как дал клятву Моране и познал дары смерти. После этого я никого не убивал. Когда знаешь, что тебя ждёт там, в конце пути, начинаешь по-другому смотреть на происходящее. Те, кто достоин того, что ждёт их в конце пути, они не хотят умирать, а те, кто не достоин, тех я не хочу убивать.
– И что же мы будем делать с тем священнослужителем, за которым сейчас идём, если не убьём?
– Понимаешь ли, прекрасная Аннабель, убить его действительно было бы справедливым, но этот несчастный не тот, кто нам нужен. Он не зря спрятался в этой обители, его сокрушает то, в чём он себя винит. И это уже достойная его кара. Никто не в силах наказать его больше, чем он сам себя накажет.
– Тогда зачем мы следуем туда?
– Скорее не зачем, а за кем. За некромантом, который за этим всем стоит. Мне неизвестно кто это и что нас ждёт там, но другого выбора у меня нет, мы просто обязаны его найти.
– Священнослужитель знает, где искать некроманта?
– Думается мне, всё намного сложнее.

Некромант замолчал, на небе в скором времени тучи стали сменять облака, он обхватил ученицу и отскочил в сторону рядом стоячего дерева. Найдя в его корнях убежище, укрывая её и себя своей мантией…

Чародеи, маги, колдуны. Внешне они выглядят, как обычные люди, но чем больше их сила, тем легче их обнаружить другим волшебникам, посредством их заклинаний. Но знакомство Линнера с разными мудрецами принесло свои плоды. Один его знакомый преподнёс ему, по сей день неоценимый дар. Мантию, с виду она выглядела как обычная ткань, никак не выделяющаяся на теле. Но в то же время эта ткань была способна укрыть волшебную силу от взгляда чародеев. Лишь только Богам и Богиням было под силу чувствовать магию под ней, но от таковых не было нужды прятаться. Ты всегда под их взором, где бы ни был. По крайней мере, так казалось Линнеру, и он был очень обеспокоен тем, что нашёлся кто-то, кто смог обойти эту традицию.

А тучи меж тем наращивали свою мощь, с неба невольно полил дождь, сверкнули молнии. Сквозь мантию были видны отблески.

Аннабель поначалу подумала, что её учитель излишне подозрителен, но потом, приглядевшись, увидела в блеске молний – отражение глаз, переливающихся на тучах, почти не видных, но в то же время она их чувствовала.

А Линнер меж тем и чувствовал и видел. Неужели некромант, которого он так старательно ищет, обрёл такую силу.

– Аннабель – сказал Линнер шёпотом.
– Да учитель?
– Сколько нужно времени, чтобы познать заклинание управления стихией?
– Всё зависит от учителя, но подобные этой туче мало чародеев, способны облака согнать. В местах, откуда я родом лишь каждый второй может сотворить подобное.
– А если без учителей?
– Я не представляю, как это можно познать, без учителей. Даже мой отец, мастер молний и то часто учится у других чародеев. Никто не брезгует учению в наших краях.
– Аннабель, этот чародей не учился в Ваших краях, я думаю, он вообще нигде не учился в последнее время. Потому и спросил, сколько времени должно пройти, чтобы он смог этому научиться сам.
– В одиночку, пара тысячелетий.
– Но он сделал это один и всего за один год.
– Невозможно.
– Запомни, нет ничего невозможного. А сейчас нам придётся здесь полежать, переждать, это чудище явно улетать пока не собирается, а под его присмотром мне лично идти никуда не хочется. Поспим.

С этими словами, он закрыл глаза Аннабель рукой, а так же закрыл свои. Находясь вблизи от своего учителя, девушка вдруг почувствовала, что может слышать голос учителя, даже не смотря на то, что тот ничего не говорит и вот, лёжа с закрытыми глазами, она видит образы, хоть и пока ещё мутные.

Эта духовная связь с учителем ещё не до конца освоена ими двумя, но, тем не менее, она пожелала освоить эту технику, как можно быстрее.

Аннабель явно ничего не поняла, но и не знала, как правильно задать вопрос. Её учитель, похоже, о чём-то догадывался, но сам был не в силах объяснить ей, что происходит.

Меж тем, тучи вдруг пропали так же быстро, как и появились, Линнер встал и помог подняться своей ученице.

– Пора выходить, и надо поторопиться у меня предчувствие, что мы рискуем не успеть.

Дорога вдруг свернула влево, именно оттуда ещё какое-то время назад на небо наплыли тучи. Последние сомнения Аннабель пропали, они действительно идут в нужном направлении. Но действительно ли справятся с той силой, что была продемонстрирована им.

– Учитель, но если этот некромант настолько силён, что его не способна найти Морана и он способен разогнать такую мощь в небе, то… – Аннабель замолчала – я не уверена.
– Ты хочешь узнать, справимся ли мы с ним?
– Да.
– Вся эта мнимая мощь, это всего лишь иллюзия, я не зря спросил тебя, можно ли выучить заклинание за столь короткий срок. Мне известен один лишь чародей, способный обучить за такое время, но он не делал этого. Из чего можно сделать вывод, что всё то, что мы видели, изначально было сотворено для того, чтобы увидеть следуем ли мы по пути или сбились. А вторая цель – отбить желание туда идти, и судя по твоему настроению, частично ему это удалось.
– Учитель, но я ведь иду с Вами.
– Да, но пошла бы ты в одиночку?
– Я не уверена. Так что же он не настолько сильный чародей?
– Он достаточно сильный чародей, достаточно чтобы спрятаться от Мораны, что не под силу многим некромантам. Достаточно сильный чародей, чтобы скрыться от других чародеев. Достаточно сильный чародей, чтобы чужими руками проворачивать свои дела. И если его вовремя не остановить, всё это он станет делать своими руками.
– Разве это возможно?
– Вполне.
– Можете объяснить?
– Скорей всего да, но лишь когда найдём источник наших бед. Мне нужно убедиться, что я прав.

Впереди показались контуры архитектурного шедевра. Три башни находящиеся в одном расстоянии друг от друга, а между ними круглое здание, замыкающее в себе все три сооружения.

Вход в него был закрыт крепкими вратами, а снаружи стояли люди, около трёх десятков монахов.

– Мне казалось, Вы говорили, что эта обитель давно заброшена.
– Да, так и было, видно священнослужитель уже и сам не рад тому, что происходит, а его рассудок не до конца был потерян.
– Что Вы имеете в виду?
– Эти люди, что стоят перед вратами, пришли за тем же, зачем и мы. С некоторой разницей. В каком-то смысле они должны были нам помешать, и всё бы у них вышло, если бы наша цель не потеряла контроль над их целью.
– Я Вас не понимаю.
– Я знаю, но разгадка уже рядом, вон за теми вратами.
– А перед ними ещё армия монахов.
– Да, наверное, это проблема.

Не сбавляя скорости, Линнер шёл навстречу священнослужителям. Как вдруг кто-то, из монахов увидев чародея, показал в его сторону рукой и что-то прокричал.

Аннабель посмотрела на учителя, она видела свечение, исходящее из его глаз, но не понимала того, что происходит, как вдруг со стороны толпы выдвинулась сотня вооружённых людей. Ученица некроманта задумалась, эти люди проповедуют жизнь без насилия, а у самих оружия на целую армию, ведь те, кто сейчас перед ними это лишь часть их последователей, самая малая, можно даже сказать незначительная часть.

Секунда за секундой, бойцы ускорялись с каждым шагом, набирая скорость, бежали в сторону некроманта и его спутницы. Линнер поднял вверх руку, какая-то сила ударила из-под земли, и солдат раскидало по сторонам.

В некотором смысле обошлось без жертв, никто не лишился жизни, однако почти каждый боец остался либо с переломами, либо контужен, а кто-то и вовсе без сознания. И желание продолжать наступать пропало ежесекундно у всех и каждого. А некромант меж тем, не сбавляя скорости, продолжал идти в сторону наблюдавшей за происходящим толпы.

Как вдруг на встречу вышел один из священнослужителей, видимо самый смелый, и заговорил:

– Мне кажется, мы преследуем здесь одну и ту же цель, так зачем же нам мешать друг другу?
– Именно поэтому Вы решили нас остановить?
– Мы неверно поняли Ваши намерения.
– Можно ведь было, и спросить, как видите, Вы не представляете для нас угрозы и Вас никто не тронул, что же касается нашей цели и Вашей, то это абсолютно разное.
– Неужели?
– Именно, Вы собираетесь казнить того, кто мне пока ещё нужен живым.
– Но ведь именно с его подачи у Вас, Вашего Ордена и Вашей спутницы возникли все те сложности, с которыми Вы сейчас пытаетесь справиться.
– Откуда Вам это известно?
– Нам пришло письмо.
– От кого?
– Отправитель не представился.
– Да, действительно, из-за того кто прячется за теми дверьми у Ордена Мораны появились сложности с которыми можно будет справиться только если добраться до того, кто прячется за этими стенами. Однако Вы собираетесь его казнить, а это только избавит от наказания того, кто на самом деле за всем этим стоит.
– Я Вас не понимаю.
– Это возможно и к лучшему. Я предлагаю Вам сделку.
– Сделку?
– Да сделку.
– И какую же сделку может предложить некромант служителю священного слова?
– Вы не препятствуете мне, я вхожу внутрь и забираю того, кто нужен мне, а Вы войдёте тогда, когда я Вас приглашу, и заберёте того, за кем Вы пришли. Вашего верховного служителя.
– Но ведь внутри ведь кроме верховного служителя ни одной живой души – Аннабель заметила, как глаза священника расширились от изумления.
– Живой души может там, и нет, но наш Орден не интересуется живыми душами, живых мы, как правило, спасаем, это Вы живых наказываете.
– Я бы посоветовал Вам следить за выражениями.
– Не пугайте меня молодой человек, то, что у Вас в отличие от Ваших собратьев хватило ума, действовать чем-то ещё кроме силы ещё не значит, что Вы можете чем-то мне угрожать.
– И всё же.
– И всё же, я предложил Вам сделку, жду Вашего ответа.
– Я ведь не могу принять такое решение в одиночку.
– Может и так, но пока Вы ждёте, Вы подвергаете опасности себя, меня, мою спутницу, Ваших спутников Ваш и мой Ордены, а возможно, что и весь мир, имейте это в виду.
– Мы можем доверять Вашему слову?
– Наш Орден, как раз и представляет опасность для Вашего Ордена, потому что мы никого не обманываем. Не было известно случая, чтобы некромант кого-либо обманул. Да мы приносили людям зло, но не обманывали.
– Хорошо, я постараюсь решить этот вопрос, как можно быстрее.
– Нет нужды совещаться, мы слышали разговор и уже приняли решение, наши солдаты окружат обитель и никого отсюда не выпустят кроме Вас и Вашей спутницы. Но в то же время, Вы можете войти.
– Меня устроит и такой вариант.
– Вы так легко согласились, позвольте полюбопытствовать почему? – не унимался священник, подошедший первым.
– Потому что я пришёл за тем, кого Ваши люди не то, что задержать, увидеть даже не смогут. А сейчас позвольте, мне нужно понять, как пройти внутрь.

Аннабель подошла к стенам обители, и тут же её отнесло в сторону неведомой силой. Испуганная девушка лежала на земле, не двигаясь, а Линнер увидел уже знакомый ему барьер. Подойдя поближе, некромант коснулся его рукой. И нет, этот барьер создавался одним чародеем, хоть и ведающим магию белых некромантов, но его сил не достаточно, чтобы сдержать эти стены от него, Линнера.

Некромант помог встать девушке и повёл её к вратам, сотворив магическую оболочку, и спрятав под ней себя и свою ученицу, Линнер открыл двери врат и прошёл сам, проведя за собой и спутницу, после чего врата закрылись.

Как вдруг за своей спиной он услышал:

– Стража, за ними.

Ещё через какое-то время послышался звук удара, метала о землю и скрежет. И снова переломы, контузии и потери сознания. Но священников это, похоже, волновало меньше всего. К ним на помощь подошли ещё полтысячи добровольцев из соседнего селения, а потому все договорённости с некромантом они вдруг посчитали аннулированными.

– Как же вовремя мы зашли.
– Зайти то, мы зашли, а выходить как?
– Любезнейшая Аннабель, в любом месте, где есть вход, обязательно будет выход.

Стоило им пройти внутрь зала, как вдруг перед ними встала фигура чего-то похожего на человека. Существо было в поношенных вещах, худощавое и первое впечатление, которое могло бы сложиться, что он не ел, не спал уже неделю как. Что на самом деле, в общем, то и было, только в довесок к этому его ещё и кошмары мучали, а потому и сна, как такового не было. И снилось ему, как он приказывает убить семью монарха, снилось, как отдаёт приказ отправиться к чародеям творящим молнии. И самое страшное, что не ведает он, где явь, а где сон.

– А я Вас давно жду – он посмотрел на девушку – Вы избавите меня от мучений, не правда ли?
– Нет, это за нас сделают те, кто стоят там, за воротами.
– А Вас, Вас я не знаю, Вы кто? Вы пришли меня убить?
– Нет, я пришёл за тем, кто помутил Ваш рассудок.
– Это Вы о ком?
– О голосе, голосе который Вы каждый день слышите. Он ведь до сих пор с Вами, не так ли?
– Откуда Вы знаете?
– Письмо в Ваш Орден Вы сами написали или голос подсказал?
– Голос, но, как?
– А потом Вы испугались. Кто сотворил заклинание? Кто запечатал двери обители?
– Я не… Я не знаю. Это какое-то колдовство. Он сказал, что ему нужно время, чтобы приготовиться и за мной должны были прийти завтра, а Вы пришли сегодня и я не знаю, как мне быть. Вы точно пришли за мной?
– А Вы кого-то здесь видите ещё?
– Нет.
– Но нет, мы пришли не за Вами, а за тем, кто с Вами разговаривает.
– Но если я здесь один, то я разговариваю сам с собой и Вы пришли за мной.
– Не совсем так. Аннабель, дай мне руку.
– Для чего это учитель? – Протянув руку, спросила девушка.
– Морана, первым правилом указала срок, а вторым дав дар духовной связи, настояла на том, чтобы мы неразрывно существовали. А потому, даже не смотря на то, что тебе полезней было бы находиться здесь, мне придётся взять тебя с собой.
– Взять куда?
– Его тоже за руку возьми.

Девушка послушалась, Линнер взял его другую руку и после взялся за свободную руку ученицы. Его глаза вновь засветились, и Аннабель потеряла сознание, так ей показалось на какое-то мгновение, потому что не ведомая ей сила перенесла её в неведомое пространство.

Они попали в зал, и Аннабель казалось, что они уже были когда-то здесь, на самом деле всё было иначе, они были в похожем здании, в день, когда гостили у чародея, который испытывал их. Но тот мир, созданный им, был более светлым, не смотря на то, что испытания были жестокими. Здесь же чувствовался холод, мрак, ненависть боль и страдания.

– Боже, куда Вы меня привели – вдруг истерично закричал священник.
– Глупец, зачем ты привёл их сюда – послышалось откуда-то издалека – ты должен был сидеть тихо и не высовываться.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 14 июл 2014, 20:33

Глава XII - Дуэль некромантов

Мне только имя твоё Баньши,
Заставит вспомнить всё, что раньше
Ценить с тобой мы не могли.

То, что имели, всё не важно,
И умирать с тобой нам страшно.
Костров нас ждут уже огни.

Мы взаперти высоких башен,
Мне только имя твоё Баньши.
Должно оно меня спасти…


Он стоял на каменном полу, держа в руках свиток на котором было написано его стихотворение, он так боялся забыть его, что записал на хрупкий пергамент. Последняя материя, что осталась у него в воспоминаниях. Порой ему казалось, что начинал забывать себя, как он выглядит, что это всё лишь иллюзия, но потом снова и снова уверял себя, что он не осознанно себя саморазрушает, что нужно выбраться из этого плена. И он обязательно сделает это, но нужно время, осталось совсем немного и он обретёт свободу, но что это…

Перед ним вдруг возникли фигуры, три силуэта. Одного он часто видел, когда тот видел своё отражение, двое других так же были ему знакомы.

– Боже, куда Вы меня привели – в истерике закричал один из трёх.
– Глупец, зачем ты привёл их сюда – ответил им человек с пергаментом в руках – ты должен был сидеть тихо и не высовываться.
– Не желаете ли представиться? – произнёс второй мужской силуэт. Силуэт третьего спутника выдавал в себе женские черты.
– Не желаю, разве это важно.
– Конечно, важно, имя несёт в себе историю, история позволяет понять.
– И что же история позволит Вам понять?
– Как Вы докатились до этого.
– Да, кто Вы такой? С чего бы это Вам меня судить и говорить мне до чего я докатился?
– Думается мне, Вы знаете кто я, но мне не страшно представиться. Моё имя Линнер, Вам известен как владыка Линнер.
– Некромант, чей авторитет идёт вровень авторитету архивладыки. Да, наслышан. С чего Вы взяли, что мне страшно представляться?
– Начнём с того, что я этого не утверждал, продолжим тем, что Вы так и не представились.

Помещение, в котором они находились, было похоже на пещеру. Только не видно было ни одного входа и ни одного выхода. Девушка осмотрела весь Зал, но так и не увидела ни одной лазейки куда-либо пробраться. Как сюда попасть, кроме как тем загадочным образом, которым её учитель её сюда перенёс, да и где они. Эти вопросы сейчас были в её голове.

Силуэт перед ними меж тем продолжал молчать, изучая тех, кто стоит перед ними. А священнослужитель смотрел на силуэт с ужасом, потом вдруг закричал:

– Это ведь твой глас я слышал, но ты не Бог. Ты… ты человек. Что… что я наделал.
– Я не человек. Может я и не Бог сейчас, но всё познаётся в сравнении и быть может, тебе ещё повезёт увидеть моё могущество.
– Нет у тебя никакого могущества – вмешался в их разговор Линнер – даже имя своё сказать боишься. Но, мне признаться, оно и не нужно. Именем Мораны я заберу тебя отсюда и отведу на её суд.
– Ничтожество, ты думаешь, что способен причинить мне вред? Ты ведь знаешь, где ты находишься.
– Да, в его сознании.

Аннабель посмотрела на Линнера:

– Учитель, я не понимаю, что это значит?
– Мы привыкли называть душой энергию, которая управляет нашим телом. В каком-то смысле наше тело, это оболочка, которая является носителем души. А душа в свою очередь является носителем сознания. Мысли, воспоминания у них нет материальной оболочки, есть только духовная. Чародей, у которого мы гостили, он создал свой собственный мир, познав эту технику, я не сразу это понял, даже после сражения с драконом, был уверен, что это настоящий дракон, а не искусственно-созданная иллюзия. Ведь всё настолько реалистично выглядело. Лишь потом, мне стало ясно, что к чему. Видимо маг настолько долго ходит по этому свету, что застал времена, когда драконы были ещё живы.
– Я недооценил тебя Линнер, так значит, ты был у отшельника, тебя он тоже отказался учить? – вдруг перебил его силуэт.
– У меня нет желания общаться с трусом, который боится назвать своё имя.
– Хватит упрекать меня в том, чего на самом деле нет. Моё имя Риндел, но оно тебе ничего не дало, а потому я и не желал тебе представляться, тебя интересует другое, кто я такой и почему так легко уходил от уловок твоих собратьев и самое главное твоей госпожи.
– Нет, самое главное не почему, а зачем. На вопрос почему, мне и так известен ответ, в открытом пространстве у тебя нет против них не единого шанса.
– Зачем? Всё упирается в моё прошлое, знаешь Линнер, а мы ведь с тобой в некотором смысле похожи. Ты некромант, последователь культа Мораны, стал, приближен белым некромантам. А я, я был последователем культа Анлии и был изгнан за ослушание наставника. Тоже, как и ты, я ослушался, когда мне показалось несправедливым, что юную девушку убили лишь за то, что она была из другой деревни и просто хотела вернуться домой. Да, я воскресил её, но мой наставник заявил, что некроманты не должны вмешиваться в дела смертных.
– Простите, что перебиваю, но кто такая Анлиа – вмешалась в разговор Аннабель.
– Анлиа, сестра Мораны, одна из трёх сестёр, Богиня жизни – пояснил Линнер – продолжай пожалуйста Риндел, мне это действительно интересно.

Некромант сначала был недоволен, что его перебили, но потом всё же продолжил:

– Он убил её, Линнер, это несчастное дитя, не успев обрести второй раз, дар жизни, была убита снова.
– Таковы правила и ты знал, на что шёл, ведь тебе их разъяснили.
– Да, мне разъяснили, но кто позволил этим чудовищам писать эти правила? Кто их писал, кто сказал, что нужно жить по этим написанным не ясно кем правилам? Знаешь, а я даже зауважал твой Орден, Морана с Вами ведёт беседы, не всегда, но обращает всё же свой взор. Ни один последователь Орден Анлии не мог похвалиться беседой с ней. Она никого не одарила своим вниманием. И почему я должен почитать её правила? Может, её и вовсе не было?
– Что ты сделал Риндел.
– Убил его, так же, как он убил её. Но он предвидел мой поступок, что меня удивило, потом я понял, что он нарочно дал себя убить, чтобы у меня не было даже малейшего желания вернуться в Орден. Он наложил заклинание, которое не позволяло мне больше её воскрешать. Ни одно заклинание белых некромантов не имело силы. Но он не учёл, что я пойду в твой Орден. Да Линнер, я вновь воскресил её, если бы ты только видел её глаза, это уже была не та благодарная за спасение девушка, она видела во мне чудовище, прокляла меня известными ей проклятиями. Не стал спрашивать, кто и где её научил этому, уже мне пришлось сделать то, что до меня делали другие.
– Эта несчастная умерла в третий раз.
– Да, и после этого я возненавидел вас, всех вас, всех некромантов.
– За то, в чём виноват был сам?
– Я хотел ей помочь. Я мог ей помочь Линнер, почему всё так не справедливо?
– А кому сейчас ты хочешь помочь?
– Сейчас я хочу помочь себе, я сотру с лица последние воспоминания и Ордене Мораны и от последних последователей Ордена Анлии.
Линнер засмеялся. Потом посмотрел в глаза Риндела:
– И ты, правда, веришь в то, что тебе это удастся?
– Конечно, почему нет?
– Потому что я тебе не дам этого сделать. В прочем, даже если мне это вдруг не удастся, есть ещё множество архивладык, которые тебя остановят. Ты же остался простым учеником, запутавшимся в своих желаниях. То, что ты жив до сих пор, это случайность.
– Простым учеником? Линнер, как думаешь, где сейчас все те, которых ты так долго искал? Да, я знаю твоё задание. Тебе поручили отыскать пропавшие души некромантов. Ты их отыскал и скоро ты к ним присоединишься.
– Учитель, о чём он говорит? – Вновь вмешалась Аннабель.
– Он получил всю силу тех, кто пропал, и сейчас в его планах забрать и нашу с тобой силу – спокойно ответил Линнер – правда ему это не удастся. Единственное на что он может рассчитывать, это остановить меня, но не поработить. Я разгадал твою загадку Риндел.

Силуэт пожал плечами, вокруг вдруг загорелся огонь на факелах, и стало видно черты лиц. Человек в чьём рассудке это происходило, сжался в комок и щебетал что-то себе под нос, ожидая видимо, что всё это ему только снится и он сейчас проснётся. Но сон не прекращался и эти ужасные люди всё ещё стояли рядом с ним.

– Ну и чего же ты ждёшь Линнер – прервал тишину Риндел – разве ты не хочешь мне рассказать ответы?
– Нет, конечно же, это тебе нужно кому-то высказаться, чтобы услышать одобрение и обрести хоть какой-то смысл своего существования. А мой смысл не терялся, а потому мне не нужно его искать. Но раз уж ты просишь, то я отвечу на твой вопрос, только сначала я закрою за собой дверь, не хочу, чтобы ты сбежал.
– Какую ещё дверь?

Линнер поднял руки над человеком, который стал проводником в его сознание. В один миг огромный костяной шарообразный кокон окутал его, после чего исчезли и кокон и находящийся в нём священнослужитель.

– Браво Линнер, я знаю это заклинание, ты погрузил его душу в свою. В реальном мире этот кокон вырвался бы наружу уже через пару минут, здесь же, в подсознании, ты можешь прятать его несколько часов. Но я не собираюсь бежать Линнер, я похороню тебя здесь и если понадобиться похороню и себя. Похороню всех.
– Я обещал тебе ответить, какую загадку я разгадал. Глиняный кувшин с водой. Один из священников сказал, что там смерть моя. Подозреваю, что такие же сосуды с водой видели и другие некроманты. А может и не такие, а может и не с водой, а может и не чаши вовсе. Это ведь могло быть что угодно, любая вещь, любого размера. И чем она не приметнее, тем лучше, потому что чем проще вещь, тем меньше в ней может быть сложного. Как можно найти сложное там, где его нет, так же как и найти смерть, там, где её нет. И если некромант в простом находил сложное, то он находил и смерть.
– Учитель поясните?
– Мысли, это верёвки сознания. Молодые ученики, пытаясь разгадать эту загадку, сами же себя спутывали и загоняли в ловушку, построенную этим гением.
– Как странно, ты не называешь меня глупцом, не пытаешься оскорбить?
– Это бы только потешило твоё самолюбие, нет, не доставлю тебе такого удовольствия.
– Тем не менее, зная о той силе, которую я получил, ты пришёл сюда, не приведя за собой подмоги, это не разумно Линнер. Можно же было заручиться поддержкой архивладык.
– Зачем отвлекать архивладык, по такому пустяку.
– Пустяку, Линнер ты же говорил, что не хочешь меня оскорблять.
– Конечно, не хочу, но у меня не остаётся выбора. Сила, которая была обманом тобою получена, моей силе не ровня, а потому нет смысла просить помощи у кого-то более сильного.
– Я больше не буду это так терпеть.

С этими словами он взмахнул руками, и сгусток тёмной энергии лучом метнулся в сторону Линнера, тот лишь отмахнулся. Лицо Риндела исказилось от изумления. Он снова взмахнул рукой, потом ещё, ещё, и ещё, и вот уже пять лучей одновременно и с одной скоростью были направлены на Линнера. В момент столкновения Линнер внезапно исчез и появился уже в другом месте.

– Так и будешь отражать мои атаки и ничего при этом не предпринимать?
– А зачем, ты не в себе от ярости, того гляди сам себя поранишь, а мне даже делать ничего не придётся.
– Ах вот ты, что затеял. Ну, нет, не доставлю я тебе такой радости.

Из рук некроманта, как из жерла вулкана стали вылетать огненные шары один за другим. Линнер явно не ожидая такой прыти, отскочил в сторону в поисках места для укрытия. Эта схватка чем-то напомнила ему битву с драконом. Только тот огонь был лишь чужой фантазией, а этот. А, в самом деле, чем этот огонь отличается от того.

– Вижу Линнер, ты уже не считаешь, что тебе ничего не придётся делать – Риндел засмеялся.
– У тебя не здоровый смех, может быть тебе нужна моя помощь?
– Да ты никчёмен Линнер, ты даже себе помочь не в силах, смотри, ты же прячешься, а я даже не показал тебе ещё всю свою мощь.
– С чего ты взял, что я от тебя прячусь. В прочем, пусть так, я прячусь, но это для того, чтобы ты себе не навредил.
– Не лги мне Линнер и не лги себе. Ты прячешься потому что, как и любой некромант, сгоришь от одного попадания таким огненным шаром. А новой оболочки ты себе здесь не найдёшь.
– Ты уверен?

С этими словами Линнер вышел из укрытия и принял на себя летящий в сторону огненный шар. Риндел аж подскочил от радости, что одно из его беспорядочно выпущенных заклинаний, наконец, нашло свою цель.

Но его радость была не долгой, вскоре он заметил, что шар, который должен был сжечь Линнера вошёл в него, так будто бы некромант сам стал огнём и поглотил силу, что слабее.

– Как это возможно?
– Странно слышать это от тебя. Это ведь с твоей подачи священнослужители на святом огне жгли некромантов. Как видишь, я не побрезговал ударить тебя, твоей же рукой.
– Но святой огонь, это магия белых некромантов, кто тебя научил?
– Никто, я сам её познал, вспоминая сколько раз меня, жгли на этом самом огне.
– Учитель, а в чём суть этого святого огня?
– Аннабель, святой огонь был передан священнослужителем одним из белых некромантов, этот огонь был рождён в душе и выпущен из неё. Сейчас я породил такой же огонь в своей душе и выпустил его, превратив в святой огонь свою оболочку. И всякий раз, когда Риндел будет меня пытаться поджечь, он лишь усилит мои способности.

Воспользовавшись тем, что Линнер разговаривает с ученицей, Риндел на мгновение исчез, потом появился рядом с Линнером и вновь попытался поразить его лучом смерти. По своей природе луч смерти не может навредить некроманту, так как способен лишь уничтожить оболочку, но здесь, потеряв оболочку, некромант теряет свою жизнь и оказывается в подчинении того, кто эту оболочку потерять не успел. Но луч не нашёл своей цели, с Аннабель разговаривала иллюзия.

– Иллюзии, они прекрасны. Их главное достоинство в том, что когда они уходят, ты не расстраиваешься. Потому что не успеваешь к ним привыкнуть.
– Да как это возможно. Это моё подсознание, а не твоё. Я здесь хозяин.
– Нет, это не твоё подсознание, пора уже смириться с этим.

Линнер видел, что что-то очень расстроило Риндела, но он не мог понять что именно. Он взмахнул рукой и в воздухе появился призрак большого чёрного ворона.

– Давай Линнер, я знаю, что и это заклинание ты познал, ты просто обязан был его познать.
– Почему ты так уверен?
– Потому что Риндел – с языка первых белых некромантов переводится как «Чёрный ворон», нужно ли мне объяснять, что значит твоё имя?
– Нет, не нужно. Но ты не увидишь того, что ожидаешь увидеть. Но раз уж ты так просишь, хорошо, я покажу тебе белого ворона.

Закончив фразу, Линнер побежал в сторону порхающей в столь узком пространстве большой птицы. Было видно, что ворону неудобно находится здесь и становилось не понятно, для чего он вообще был призван.

Когда некроманту до цели оставалось всего-то пару метров, птица набросилась на него. Яркая вспышка, призрак чёрного ворона растаял, создав чёрную дымку, а на его месте уже распростёр крылья белый ворон. Но недолго присутствующие могли любоваться этой диковиной птицей, тут же он обернулся обратно в некроманта.

Линнер поднял глаза и произнёс:

– Риндел, у тебя ещё есть время одуматься и пойти Моране на поклон. Покайся, уверен наказание будет, но не настолько суровое, как если я склоню тебя силой.
– Единственное, что меня сейчас действительно беспокоит, так это то, что ты до сих пор не соизволил на меня напасть, это меня оскорбляет Линнер. Имей уважение.

Риндел снова начал махать руками и на этот раз с потолка стали падать на пол сталактиты. Да такие острые, что зубы дракона казались Линнеру не столь страшными. Поняв, что долго прятаться от таких падающих глыб у него не получится, он поднял руки вверх, его глаза загорелись, а земля затряслась.

– Что-то это Линнер, ты решил испугать меня землетрясением? Знай, я уже испугался, лови ещё пару камушков.

Риндел вновь поднял руки и с потолка в сторону Линнера полетели три острых скалы, как вдруг из земли вырвался огромных размеров змей из костей и буквально проглотил падающие на Линнера камни. Линнер направил руку на Риндела и змей пополз в его сторону, тот недолго думая стал искать самую высокую точку, где бы змей, по его мнению, не смог его достать.

– Так вот значит, чему научил тебя чародей – забормотал безумный некромант – как это мудро с его стороны. Костяные драконы архивладык обломали бы крылья об низкие потолки, а этого гада пойди, останови.
– Это значит, что ты решил сдаться?
– Не дождёшься Линнер. Себя-то допустим, ты в силах защитить, а что скажешь на счёт девчонки?
Камни с потолка стали падать ещё быстрее и перед Линнером встал вопрос, как быть, либо гнать дальше свою цель, либо спасать ученицу.
– Аннабель, бегом ко мне.
Линнер предпочёл спасти ученицу и змей ушёл под землю. А скалы всё продолжали падать с потолка. Радости Риндела не было предела, как вдруг, некромант добежал до своей ученицы, поднял руки вверх, только сейчас Аннабель заметила, что глаза учителя всё ещё горели.
– Обними меня и ничего не бойся.
– А чего я должна бояться?

Земля под их ногами зашевелилась, девушка не сразу поняла, что она и её учитель оказались в пасти того самого змея, который только что гонял их врага, а теперь хочет их сожрать. Да чего там хочет, он их жрёт, жрёт вместе с землёй и падающими скалами.

– Ты можешь взять власть над этой скалой?
– В каком смысле?
– Подними и держи её в воздухе, мы будем стоять на ней, и тогда змей нас не проглотит, а только будет держать в пасти.
– Поняла, я смогу, я справлюсь.
– Ну и отлично.

Теперь у Риндела была новая проблема, перед ним стоял змей, которого не брало ни одно заклинание, и который слопал его цель. Не зная, что делать он бранился не самыми лестными словами и проклинал Линнера за то, что тот его опять обманул. А между тем змей приближался, загоняя чародея в угол. В тот момент, когда Риндел переносился с одного камня на другой, змей резким рывком сбил его на землю, некромант потерял контроль над своим телом, но успел увидеть, как из пасти змея вышли Линнер и Аннабель.

– Я же говорил тебе Риндел, что когда склоню тебя сдаться силой, наказание будет ещё суровее.
– Какой смысл жить Линнер, она, она ведь даже не сказала, как её зовут.
– Её звали Орхелин, она получала удовольствие от того, что благодаря своей красоте уводила мужей у разных дев. Те и наняли убийц. Когда ты её воскресил в первый раз, она осталась красивой и могла продолжить своё ремесло, а во второй раз она была в не живой оболочке, никому, кроме тебя не нужная, этого то она тебе и не простила.
– Откуда тебе это известно?
– Это было моё первое задание в мире смертных, выяснить, кто и с какой целью воспользовался некромантией, или ты думал можно кого вздумается воскресить, и никто этого не заметит? А теперь я сделаю с тобой то, что ты привык делать с другими некромантами.
Линнер прочёл какое-то не ясное для Аннабель заклинание, и безжизненное тело упало наземь.
– Нам пора домой.
– Что с ним стало?
– Пока ничего, он в моём подсознании.

Некромант вернул в помещение священнослужителя, тот разглядывая разбросанные вокруг камни, ловил себя на мысли, что когда он был здесь в прошлый раз, было как-то почище, и не пахло серой. Он даже взял один камень в руки, чтобы понять насколько реально всё то, что он сейчас видит.

– Не время собирать камни. Давайте снова присядем и возьмёмся за руки.
– Вы и в прошлый раз тоже говорили взяться за руки, а потом меня сюда заволокли.
– Хотите, чтобы в жабу превратил?

Священник не стал больше спорить, они взялись за руки, как в прошлый раз и Линнер очнулся уже в своём теле, через какое-то время пришла в себя Аннабель. Священнослужитель просыпался дольше всех. Но лучше было бы для него не просыпаться вовсе.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 06 сен 2014, 10:23

Глава XIII - Три сестры

Очнувшись на сыром холодном полу, священник встал и начал быстро ходить по комнате из стороны в сторону, за время их отсутствия в реальности его тело замёрзло и сейчас ноги и руки сводили судороги. Лишь когда горячая кровь вновь ударила по венам, муки отпустили его. Он вдруг остановился и закричал:

– Голос, я больше не слышу голос, что Вы сделали? Вы отобрали мой дар?
– Скорее избавили от проклятия – ответила Аннабель.
– Не говорите таких слов, это был дар, верните мне его.
– Ваши собратья просветят Вас о том, каким был Ваш дар, и насколько правильно было им пользоваться.
– Мои собратья?
– Да, люди Вашего Ордена ждут Вас снаружи, Вы можете выйти, поприветствовать их.
– Я незамедлительно так и поступлю, а потом прикажу им взять Вас и заставить вернуть мне мой дар.

С этими словами священнослужитель направился к выходу, Линнер поднял руку и прочёл заклинание, невидимый барьер окутал двери выхода, и потому не возникло проблем их открыть. На улице уже ждала разъярённая толпа фанатиков уверенных, что их храм кто-то превратил в обитель ереси и потому должен понести наказание, а виновным в этом всём уже был выставлен священнослужитель, который как раз к ним сам и вышел, а приговор ему уже вынесли. И не завидна оказалась участь несчастного, который был уверен, что выходит к тем, кого можно считать своими единомышленниками, кто поддержит и поймёт, а вместо этого казнит.

Искреннее недоумение – последнее, что увидел некромант в его глазах. Один из священников тем временем направился к Линнеру, в нём узнали того, кто обещал, что некроманту и его спутнице дадут уйти.

– Они не хотят сдерживать слово – не дав сказать, молвил некромант – а ты сожалеешь и пришёл просить, не сильно их за это наказывать.
Ошеломлённый священник стал заикаться, потом сглотнул и кивнул.
– Есть два выхода из сложившейся ситуации, первый эта обитель превратиться в руины, а все, кто попытаются меня остановить будут похоронены заживо под этой колонной – некромант осмотрел стоявших напротив людей. Те как будто ждали приказа, который не спешили отдавать – а второй выход, мне всё же дадут выйти, скажем, вон к той поляне и тогда у вас будет просто очередная армия покалеченных. Но тебе придётся уговорить их выпустить меня.
– А без жертв совсем, никак нельзя?
– Можно, но без жертв твои покровители обойтись не пожелали. Иди, пробуй, уговаривай, меня устроят оба варианта, посмотрим, что пожелают они.
Через какое-то время священник вернулся.
– Они согласны выпустить до поляны. Видимо пожалели людей.
– Обитель они пожалели, а на людей им плевать, иначе бы слово сдержали.

Свет стал излучаться из глаз некроманта, его спутница шла рядом, глядя на чародея никто из людей не желал идти на риск и приближаться к ним, однако, как только Линнер дошёл до условленного места, раздалась команда к нападению.

Некромант поднял руки к небу, и неведомая сила ударила из-под земли, всех кто находился близко к месту, где стоял Линнер и Аннабель, раскидало по сторонам. В земле виднелась воронка, ведущая в туннель. Воздух пах землёй и травой, перед глазами священнослужителей была пещера огромных размеров, и уже никто не хотел идти туда за ними в след.

Аннабель уже не боялась находиться в пасти костяного змея, она так же знала о планах учителя, их духовная связь усилилась после последних событий и теперь они чувствовали мысли друг друга, особенно когда находились рядом друг с другом.

Сейчас они направляются обратно, домой, в Орден некромантов. Долг перед Мораной выполнен. Линнер освободил души некромантов и теперь гнев Богини им уже не грозит, однако в его сознании остался пленник, тот, кто повинен во всех последних злодеяниях, и его нужно доставить к Моране.

Обида маленького некроманта, стала причиной всего, а он Линнер, кто он, если не такой же маленький некромант. Нет, конечно же, он добился многого, больше чем некоторые из архивладык, но сильно ли это меняет ситуацию и ставит ли это его выше пленённого?

Эти мысли терзали его, он не мог понять, почему именно ему пришлось исправлять произошедшее, случайно ли он стал избранником архивладыки Алойда или же по велению Мораны, почему именно его всегда отправляют туда, где не способны справиться другие некроманты.

И самый главный вопрос, а что потом, сегодня он знает, что там после смерти, но он ведь некромант, смерть уже пережил и что потом. Возможно, ему найдут новое задание, а возможно всё же отпустят ждать распоряжений в его владение. Дом, милый дом, тусклый свет и чёрные занавески. Очередные фанатики святого слова, ещё один костёр, да, их изумлённые лица ещё долго будут доставлять ему удовольствие. Никто уже и не помнит, кому первому пришло в голову жечь некромантов на кострах, для чего их вешать и почему их обязательно надо всех уничтожить. Но все святоши как один преследуют именно эту цель.

Города и гарнизоны то появлялись перед глазами Линнера и Аннабель, то пропадали, где-то виднелись деревни, их задание было выполнено, и они направлялись в обитель Ордена Мораны, чтобы узнать, как им быть дальше.

– Учитель, что ждёт нас дальше? – за столь долгое время нарушила тишину Аннабель.
– Этот вопрос меня самого терзает столь долгое время, ожидание ответов – самая беспощадная пора. Но мне известно, чего точно не будет. Нас с тобой не покарают за то, что не справились с заданием.
– А могли покарать?
– Вероятно. Зачем Моране слуги, не способные выполнить её поручения. В то же время она видит потенциал в каждом, кого принимают в Орден, а потому ещё ни одно её задание не осталось не выполненным. По крайней мере, в летописях Ордена об этом не писалось.
– А в летописи могут чего-нибудь не написать?
– Нет, летописи могут кому-нибудь не показать.
– Вы так говорите учитель, как будто Вам что-то не показывают.
– Это действительно так. Мой характер не был исправлен временем, а потому кроме Алойда, никто из архивладык не испытывает ко мне доверия. Более того, многие именно не доверяют. Одна из причин, по которой я, имея опыт для прохождения испытаний и подъёма до архивладыки остаюсь владыкой. Владыки мне тоже не доверяют, но, по крайней мере, не оспаривают мой авторитет и предпочитают со мной не связываться. Раньше было иначе.
– А что было раньше?
– Раньше мой рот старались закрыть все от мала до велика. Даже ученики имели привычку подавать голос вслед за наставником, не страшась того, что за это могут быть наказаны. А сегодня многих из тех учеников я освободил, сразившись с Ринделом.
– Но это же не справедливо.
– Морана не справедливость искать меня и тебя отправила, а остановить бесчинство. Что мы и сделали. Остальное во власти времени.
– Всё равно считаю, что они должны теперь, как минимум извиниться.
– Они ничего не должны. Сами себя уже наказали. Они, как и я, слуги Мораны, мы делаем одно дело. Хоть и по-разному смотрим на это.
Дальше они двигались молча, подземный змей довёз их до королевства Эвелины, а значит, до Обители некромантов оставалось совсем немного и уже сегодня они будут на месте.
– Всё же очень практичное заклинание этот змей, в некотором смысле даже удобнее дракона. Скелетов драконов часто видят смертные, потом из-за этого у нашего Ордена возникают сложности, как с простым людом, так и с другими чародеями. С первыми из-за их страха, а у страха глаза так велики, что несчастный скелет, который еле барахтается по воздуху, неся своего хозяина – превращается в огнедышащего монстра. И никого не волнует, что он даже при жизни толком огнём не плевался, а после смерти так вообще стал не способен на это в виду отсутствия требуемых желез. И вот отбившись от толпы обезумевших крестьян, которые этого самого огнедышащего пришли вилами брать, у некромантов появляется другая проблема. Чародеи, казалось бы, более сообразительны, чем простой люд, но нет. Ослеплённые слухами о здоровенных драконах, которые спалили сотни деревень, лезут все как один. В довесок к этому, кто-то же побеждал чародеев, которые приходили до них. Откуда крестьянам знать, что это была битва магов с некромантами. Нет, это без сомнения дракон всех сожрал.
– И что ни один чародей так и не одумался?
– Ну почему же, многие одумались, когда становились перед выбором уйти или умереть. А до тех пор, все как один лезли в драку. Наш Орден потому и перестал практиковать воскрешение драконов, что даже над Обителью стало опасно летать. Я долгое время просил у архивладыки Алойда просветить меня этим знанием, но всякий раз он отвечал отказом. Говорил, что это не безопасно. Почти не осталось мест, где бы ни было людских деревень. Даже на окраинах этой проклятой пустоши уже стали появляться деревни. Да земли для них опасные, но что-то их сюда всё же тянет.

Земля вокруг стала изменяться, цветущая зелень сменилась корягами и лужами. Ползучие гады, да привычная обстановка, они вошли в земли некромантов и прочих отвергнутых мирным людом. Вот уже скоро им предстояло вновь оказаться на суде у Мораны и объявить о выполнении задания.

Линнер остановил своего зверя задолго до того, как добрался до обители, на что Аннабель спросила его:

– Учитель, Вы не желаете, чтобы Ваши соратники узнали о том, что Вы способны призывать змея?
– Нет, моя любезная Аннабель, мои соратники уже знают, что я способен на это. Но они не простят, если змей подорвёт фундамент обители и она обрушится, а такое вполне возможно.
У ворот обители их уже ждали некроманты, от учеников до архивладык. Одни хотели посмотреть на змея, что призвал владыка Линнер, вторые ждали увидеть источник всех бед и были разочарованы не найти его с некромантом.
– Как посмел вернуться, не выполнив задание Мораны?
– Архивладыка Олиус, позвольте владыке Линнеру самому нести суд перед Мораной, если он действительно не справился с заданием, она рассудит.
– Архивладыка Минок, Вы только, что вернулись и ещё не в курсе всех дел, что обстоят здесь.
– Тем не менее, Олиус, архивладыкой я стал ещё до того, как Вы были обращены в ученики, а потому сами имейте уважение, если желаете это самое уважение требовать от других.
Линнер молча наблюдал за происходящим, похоже, он обрёл ещё одного могущественного покровителя. Рядом с архивладыкой Миноком стояла всё та же ведьма, которая принесла себя в жертву и стала его ученицей. Некромант осмотрел любопытные взгляды присутствующих, после чего промолвил:
– Вы говорите о моём не выполненном задании, но среди Вас я вижу пропавших учеников, неужели они были бы способны вернуться, если бы источник бед не был бы повержен?
– Но они не помнят, что случилось, мы жаждем знать, что произошло.
– Я тоже долгое время нуждался в ответах, многие из которые не получил до сих пор. Вы сами учили меня, что время расставит всё по местам, было бы терпение. Теперь терпеть придётся Вам.
– Да как Вы смеете владыка.
– Довольно… – вмешался в спор архивладыка Алойд – Владыка Линнер выполнял поручение Богини Мораны, перед ней он должен держать ответ, а не перед нами.

Никто не стоял больше на пути Линнера и вместе с Аннобель он проследовал в храм. Всё те же чёрные голуби сидели на парапетах. Всё те же диковинные рептилий украшали фасад. Нет, однозначно нельзя было входить на эту территорию верхом на змее. Осквернение храма Морана не простит никому, даже тем, кто беспрекословно выполняет все её каноны.

Они вошли внутрь, на каменных ложах не было ничего. Они легли и приготовились к ритуалу. Впав в летаргию, они вновь предстали перед Мораной. Та молча смотрела, давая понять, что ждёт обращения.

– Мои приветствия госпожа, Ваш покорный слуга, владыка Линнер вновь вынужден Вас побеспокоить.
– Источник раздора в стенах обители моих слуг, что вновь привело тебя ко мне, я же дала тебе четыре года.
– Простите госпожа моё нетерпение, Вы подарили мне четыре года, а я посмел выполнить Ваше задание, не дождавшись конца даже одного из четырёх.
– За эту провинность я не караю, можешь считать себя прощённым. Я знаю, что тобой был найден тот, кто пленил учеников, но я по-прежнему не способна его увидеть, и жду объяснений.
– Он долгое время прятался в сознании одного из тех, кто называют себя священниками Ордена святого слова.
– Шарлатаны.
– Да моя госпожа, а позже, чтобы другие последователи этого Ордена или кто-нибудь ещё не имели возможности его похитить и помешать мне, доставить его к Вам, я был вынужден спрятать его в своём подсознании. Но я не имею права без Вашего позволения представлять этого неверного Вам. Это было бы очередным нарушением Ваших канонов, а за мной и без того много провинностей.
– Всё верно, провинностей за тобой действительно много, как-то удачно гуляешь по грани, шаг в сторону и неизвестно чем закончится твоя судьба. В прочем расскажи мне о причинах поведения твоего пленника.

Линнер поведал историю Риндела. Морана долго и внимательно слушала, после чего промолвила:

– Я не могу покарать твоего пленника владыка, и я рада, что у меня есть ты, слуга, который в неоплатных долгах передо мной за разного рода нарушения. Поскольку тебе суждено держать его в плену своего сознания до тех пор, пока не обнаружит себя Богиня Анлиа одна из моих сестёр. Я поведаю тебе одну историю. Когда-то давно мы жили втроём, три сестры. Анлиа – Богиня плодородия, покровительствовала жизни и плодородию на земле. Гриза – Богиня хаоса, покровительствовала разрушению и тому, что сегодня принято называть злом. И я Морана – Богиня смерти, покровительствую гармонии. Я не умею творить, я умею только забирать. Потому Гриза и Анлиа помогли мне сотворить Орден некромантов – последователей моего культа. Но разные источники силы отразились и на наших детях. Некроманты стали делиться на три гильдии, тёмные некроманты – были слишком жестоки, но являлись самыми могущественными. Они первыми познали все секреты жизни после смерти и обучали своим заветам серых некромантов. Третьей гильдией были – белые некроманты, их магия была настолько чиста, что они были способны возрождать живую плоть. Так же серые некроманты пытались познать магию и белых, но те не особо жаждали те делиться своими секретами. А потому ничего из этого не получилось. Тёмные некроманты больше подчинялись Гризе, светлые Анлии. Не смотря на то, что все они были сотворены по моей просьбе, осуждать я в праве только серых.

Линнер поймал паузу в повествовании своей Богини:

– Моя госпожа, прошу простить, за то что смею Вас перебить, но есть вопрос, который не оставляет мне покоя. Меня не смогли убить магией серых некромантов, и есть подозрение, что я так же являюсь белым некромантом.
– Твои сомнения напрасны, если бы ты был белым некромантом, то сейчас бы не стоял передо мной, но надо признать, предпосылки к познанию светлой магии у тебя есть и возможно когда-нибудь именно тебе будет суждено провести Орден к знаниям белых некромантов. Я продолжу. Долгое время мне удавалось удержать гармонию в стенах наших храмов, но потом случилось то, что внесло разлад в наши узы. Некроманты были в моей власти, да судить их могли только их Богини, но я имела власть отправить их на суд. А у моих сестёр в то время были совсем другие интересы. То, что сегодня является миром живых, когда было совсем не так, это плоды двух энергий, энергии света и энергии тьмы. Анлиа стремилась к сотворению как можно большего количества потомков, а Гриза своим последователям завещала стремление к разбоям и захвату власти всего живого.

Морана снова взяла паузу, но Линнер больше не перебивал.

– Их последователи ежедневно уничтожали друг друга, это без сомнения привело к конфликтам и только благодаря мне они как-то ещё продолжали ладить между собой, войны, это было предсказуемо, поскольку у каждого свои цели, которые они преследуют. И когда один рождён строить, он будет строить, а рождённый ломать будет ломать. Кому-то же надо расчищать место для новых построек. А, только разрушив старое, будет найдено место для построек нового. И всё шло, именно таким чередом Гриза ломала, а Анлиа строила вновь. Стали появляться мастера в своём ремесле у Анлии великие зодчие, у Гризы Ордены убийц и воров. Конфликты Богинь меж тем не утихали день за днём. Но настала пора, когда потомки Анлии не могли ужиться с соседями и обращались в Орден убийц с просьбами убить их. А последователи Гризы стали стремиться к продолжению своего рода и стали всё реже и реже хвататься за нож, без особой нужды. Такое положение дел не устраивало ни одну из сестёр. Пока они ругались между собой, это было объяснимо, ведь можно свою вину переложить на сестру. А теперь виноватых было не найти. И они ушли, оставив меня одну. Белые некроманты заперлись в башне, тёмные ушли в подземелье. Никто из них не желает мне подчиняться, ждут своих Богинь. У тебя есть возможность удержать последователя Анлии, я же должна признать своё бессилие в этом. Ты справился с порученным заданием, но именно тебе теперь нести эту ношу.
– Я принимаю Ваше указание, моя госпожа.
– Что касается девушки, похоже, с этим каноном теперь придётся попрощаться и в редких случаях делать исключения из правил. Я объявлю архивладыкам, что гнева моего в отношении тебя нет больше. Иди с миром юный некромант.

Аннабель долгое время наблюдала за происходящим, но так и не посмела промолвить ни слова, за что Линнер ей был очень благодарен.

Они вновь пришли в чувство и направились к выходу из храма, снаружи уже не было архивладык. Больше ни слова не могли сказать Линнеру, но и радоваться его победе у архивладык не было никакого желания. Одно из главных отличий чародея от своих собратьев было в том, что он всё время ухитрялся остаться в одиночестве, когда это ему было нужно. И даже сейчас он взял за руку Аннабель и позвал за собой.

В то время, как многие из учеников и даже владык хотели задать вопросы Линнеру, тот благополучно исчез из вида толпы, прихватив с собой свою ученицу.

– Есть у нас ещё одно не законченное дело.
Аннабель лишь недоуменно посмотрела на своего учителя.
– Попробуем в гости напроситься, может, если вежливо постучать, впустят.

Девушка успела научиться духовной связи с учителем, но по-прежнему не могла понять, что он ей пытался сказать. Меж тем путь, куда они направлялись, был ей знаком. Перед ними возникла башня белых некромантов, и тогда ей стал понятен смысл последних слов.

Линнер подошёл к башне и прикоснулся руками, барьер не откинул его и силой мысли он поведал свою историю о Ринделе. А после чего произнёс:

– Последователь Вашего культа натворил множество бед, пока вы спрятались от мира в этой башне, мне пришлось сделать за вас вашу работу. Вы можете не подчиняться моей Богине Моране, но ваша Богиня Анлиа не была бы в восторге, если б узнала, что её последователь, обученный одним из ваших учеников, натворил столько делов.

После этих слов отодвинулись камни у башни – открыв проход, барьер больше не отталкивал Линнер. Он поманил Аннабель:

– Вот видишь, вежливо постучали, нас впустили.

Между тем, девушка не увидела вежливости в словах учителя, но за ним была правда и чувство справедливости, а это важнее.

Линнер поднялся по ступеням и оказался в зале больших размеров, в то время как снаружи башня казалась маленькой. Здесь бурлила жизнь и он увидел существ, которые вымерли тысячи лет назад, когда его Линнера даже живым ещё не было. Перед ним стояли пять магов в белых одеждах, в глазах их он видел безразличие, один из них промолвил:

– Ты первый серый некромант, который удостоился чести вступить сюда.
– Моё имя Владыка Линнер.
– Нам известно кто ты.
– Простите, но мне не известно с кем я общаюсь.
– Это и не важно, что ты не знаешь наших имён, важно то, что ты знаешь, кто мы есть. В твоих словах мы услышали ноты отчаяния, ноты справедливости, ноты правосудия. Но не было слов, чего же желаешь. Для чего призвал нас?
– Эта девушка – Линнер указал на Аннабель – она пострадала от последователя Вашего Ордена. Я прошу Вашей помощи, верните ей прежний облик, кроме Вас никто не способен помочь.
– А уверен ли ты, что она этого желает, мне казалось, что она стала тебе достойной ученицей. Она способный некромант.
Аннабель даже хотела высказать свои возмущения, что Линнер забыл её спросить о её мнении, но не успела, ибо он продолжил:
– Ваша правда, она способна стать некромантом, однако не стоит забывать, что её отец в безутешном горе. Она не простой смертный, который проживёт несколько десятков лет и закончит свою жизнь, её можно было убить лишь магией, что собственно и произошло. Магией белого некроманта её погубили, магией белого некроманта её можно возродить вновь.

Девушка открыла было рот, но замолчала. Линнер был прав, она даже в какой-то миг возненавидела его за эту правоту.

– Хорошо… мы выполним эту просьбу.

Из башни Аннабель вышла в своём прежнем обличии. Снаружи их ждали архивладыка Алойд и отец Аннабель – великий чародей, повелитель молний Гирн, увидев свою дочь вновь живой, он заплакал. Дочь обняла отца и начала что-то с ним обсуждать

А Линнер подошёл к Алойду:

– Архивладыка Алойд, Вы по-прежнему единственный, кто способен, заметить, когда и куда я пропадаю. Однако я удивлён, что Вы не воспользовались тем, что открыт проход в башню, Вы же так хотели с ними пообщаться, чтобы иметь возможность их понять.
– Да, хотел и хочу, но меня туда не приглашали, если будет нужно, я подожду ещё. Время всё расставляет по своим местам.
Глядя на счастливую Аннабель Линнер не стал возражать, как вдруг слева он увидел образ Риндела…
– Сгинь нежить, не вернулась ещё твоя Богиня, некому пока тебя судить.
– Линнер, сам то живым давно стал? Я знаю, что судить меня некому, а потому мы с тобой будем одним целым. Я к этому уже привык, теперь твоя очередь…

Алойд лишь удивлённо посмотрел на Линнера, пытаясь понять, кому это он сказал про нежить. Но вдруг к ним подошла Аннабель:

– Учитель, Вы же не думали, что так легко от меня избавитесь. Белые маги вернули мне тело, но от клятвы Моране они меня не избавляли, а потому я по прежнему Ваша ученица.

Линнер было хотел что-то сказать, но промолчал, а архивладыка рассмеялся…

– Кого-то она мне напоминает.
– Может быть, но Орден от меня не в восторге, а когда нас станет двое.
– Не переживайте владыка, Орден сам не знает, чего хочет и чего ему надо.
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 06 сен 2014, 10:25

13-я глава является последней главой первой книги... а потому эту тему можно теперь оставить открытой для комментариев. (O).o
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение N00B_SaiB0T » 18 апр 2015, 17:54

*WalL* столько букафф
Изображение
Аватара пользователя
N00B_SaiB0T
 
Сообщения: 215
Зарегистрирован: 14 фев 2012, 21:22

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 04 май 2015, 13:02

(O).o ниасилил да?
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна

Re: Владыка Линнер

Сообщение DuM4uK » 07 май 2015, 16:43

*ShD* ну я думаю шрифт форума не позволяет читать с комфортом
Изображение
Аватара пользователя
DuM4uK
 
Сообщения: 1080
Зарегистрирован: 29 ноя 2011, 17:10
Откуда: Град креста

Re: Владыка Линнер

Сообщение Night_Pilgrim » 11 май 2015, 16:21

O.o а в чём проблема зайти на сайт или pdf скачать?
Изображение
Он yходит один, и не слышно шагов,
Он не смотpит назад, он не видит вpагов.
Он yходит тyда, где зови не зови -
По колено тpавы и по пояс любви.

© Белая гвардия
Аватара пользователя
Night_Pilgrim
Князь Тишины
 
Сообщения: 1968
Зарегистрирован: 23 ноя 2011, 20:38
Откуда: Бездна


Вернуться в Стихи и рассказы

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

    Спонсоры:
   
cron